Доводы Кайса ибн Са’да ибн Убады, Ибн Аббаса и Имама Хусейна против Муавии ибн Абу Суфьяна

Комментарии

Муавия ибн Абу Суфьян как-то сказал: «Правил человек из рода Тейм (Абу Бакр), и был справедлив, и делал то, что делал. Но когда он умер, память о нём исчезла, разве что вспомнят его имя: Абу Бакр. А потом правил человек из рода Ади (Умар), и усердствовал, и так он провёл десять лет. Но когда он умер, память о нём умерла вместе с ним, разве что вспомнят его имя: Умар. Однако имя этого сына овцы (то есть Пророка Мухаммада, да благословит Аллах его и его род) каждый день выкрикивают по пять раз [в азане]: „Мухаммад — Посланник Аллаха!“. Так какое же из деяний останется? И какая память сохранится? Нет, клянусь Аллахом, я не успокоюсь, пока оно (имя Пророка) не будет похоронено!» («Ахбар аль-муваффакийат», т. 1, с. 219; «Шарх Нахдж аль-балага», т. 5, с. 130). И пусть вас не удивляют эти слова, поскольку «Муавия — охотничья собака женского рода (сучка), которая лаем созывает других собак, если они разбежались» («Лисан аль-араб», т. 15, с. 108). Редакция Shia.world представляет вниманию своих читателей перевод очень длинного хадиса из «Книги Сулейма ибн Кайса», ознакомиться с которым обязан каждый мусульманин, обладающий пытливым умом и чистым сердцем, особенно, если он по какой-то причине испытывает хотя бы толику уважения к таким «деятелям» исламской истории, как Муавия. Более того, исторические факты, содержащиеся в этом предании, шокируют даже эрудированных последователей Ахль аль-Бейт!

Доводы Кайса ибн Са’да ибн Убады против Муавии

Абан ибн Абу Айяш передал от Сулейма ибн Кайса аль-Хиляли и Умара ибн Абу Салямы, которые сказали: «После совершения паломничества Муавия прибыл в Медину. Это было во время его правления, после убийства Повелителя верующих и заключения мира с Хасаном, да будет мир над ними обоими. Жители Медины вышли встречать его, и Муавия заметил, что среди них больше курайшитов, чем ансаров. Он спросил об этом, и ему ответили, что у ансаров нет ездовых животных. Муавия обратился к Кайсу ибн Са’ду ибн Убаде: „О Ансары, почему вы не встречаете меня с вашими братьями-курайшитами?“. Кайс, который был главой ансаров и сыном их главы, сказал: „Поистине, нет у нас ездовых животных, о повелитель верующих!“. Муавия спросил: „Где те, на которых вы возите воду?“. Кайс сказал: „Они все погибли при Бадре, Ухуде и прочих сражениях Посланника Аллаха, да благословит Аллах его и его род, в которых мы сражались с тобой и твоим отцом [Абу Суфьяном] ради ислама, пока не возвысилась религия Аллаха, хоть это и было вам неприятно“. Муавия сказал: „О Аллах, прости!“. Кайс сказал: „Поистине, Посланник Аллаха сказал: «После меня вы увидите несправедливость»“. Муавия спросил: „И что вам следует делать?“. Кайс сказал: „Проявлять терпение, пока не встретимся с ним [у райского источника]“. Муавия сказал: „Что ж, терпите“. Кайс сказал: „О Муавия, ты решил насмехаться над нами? Клянусь Аллахом, мы сидели верхом на этих животных при Бадре, когда вы всеми силами стремились погасить свет Аллаха и возвысить слово шайтана! Затем ты и твой отец [вынуждены были] принять ислам, и было это вам ненавистно“.

Муавия сказал: „Ты сделал нам одолжение, оказав нам помощь. Клянусь Аллахом, это почтение и это могущество — для курайшитов! О ансары, разве не нам вы оказали милость, когда помогли Посланнику Аллаха, который сам из курайшитов, и он — сын нашего дяди? Для нас — это почтение и это могущество, ведь Аллах сделал вас нашими помощниками и последователями, и вы находите наставление посредством нас!“.

Помощь Абу Талиба Пророку и исламу

Кайс сказал: „Поистине, Всевышний Аллах послал Мухаммада милостью для миров! Он послал его для всех людей и джиннов, для красных, чёрных и белых. Он избрал его для пророчества и почтил его посланнической миссией. Первым, кто поверил ему, и уверовал в его [учение], был сын его дяди Али ибн Абу Талиб, да будет мир над ними обоими. А его дядя Абу Талиб был для него защитником, препятствующим неверующим курайшитам [попыткам] запугать его и причинить ему страдания, и велел ему доносить послание Господа, [не страшась врагов]. И никто не смел притеснять его или причинять ему страдания, пока его дядя Абу Талиб был жив. Он велел своему сыну Али поддерживать его и оказывать ему помощь, что он и делал, жертвуя собой во всех бедах, трудностях и опасностях. Аллах определил для него за это особое положение среди курайшитов и возвысил его над всеми арабами и не-арабами.

Как-то раз Посланник Аллаха собрал всех потомков Абд аль-Мутталиба, среди которых были Абу Талиб и Абу Ляхаб. В тот день собралось сорок мужчин, и Али обслуживал Посланника Аллаха, который воззвал ко всем:

«Кто из вас станет моим братом, преемником, наследником и наместником в моей общине, а также покровителем всех верующих после меня?».

Все промолчали, и Посланник Аллаха повторил это трижды. Али сказал:

«Я буду [этим человеком], о Посланник Аллаха! Да благословит тебя Аллах!».

Посланник Аллаха положил голову Али на колени, плюнул ему в рот и сказал:

«О Аллах, наполни его знанием, пониманием и мудростью!».

Затем сказал Абу Талибу:

«О Абу Талиб, отныне слушайся своего сына Али и повинуйся ему, ибо Аллах сделал его положение по отношению ко мне подобным положению Харуна к Мусе!».

Посланник Аллаха установил братство среди людей, а своим братом он выбрал Али“.

Кайс ибн Са’д не прекращал вспоминать различные достоинства Али. Он сказал: „Из их, Членов Дома Пророка (Ахль аль-Бейт), числа — Джафар ибн Абу Талиб, летающий на двух крыльях в Раю, которого Аллах почтил этим, помимо других людей. Из их числа — Хамза — Господин мучеников, а также Фатима — Госпожа женщин миров. Если ты отделишь Посланника Аллаха и его семейство от курайшитов, то мы, клянусь Аллахом, лучше вас, о курайшиты, и ближе к Аллаху, Его Посланнику и Ахль аль-Бейт!

Когда скончался Посланник Аллаха, ансары собрались вокруг моего отца Са’да и сказали: «Мы не присягнём никому, кроме Са’да!». Пришли курайшиты и использовали в свою пользу довод и право Али и его семейства, а также их близость к Посланнику Аллаха. И таким образом они поступили несправедливо с ансарами, либо с родом Мухаммада. Клянусь Аллахом, нет ни у ансаров, ни у курайшитов, ни у другого человека из числа как арабов, так и не-арабов, в халифате доли вместе с Али ибн Абу Талибом и его потомками после него!“.

Муавия рассердился и сказал: „О Ибн Са’д, с чего ты это взял и от кого ты это слышал? Твой отец рассказал тебе об этом, и ты от него набрался подобного?“. Кайс сказал: „Я услышал об этом от того, кто лучше моего отца, и кто в большей степени прав, чем мой отец“. Муавия спросил: „От кого?“. Кайс сказал: „От Повелителя верующих Али ибн Абу Талиба, учёного этой общины, Правдивого и Отделяющего [истину ото лжи], о котором Всевышний Аллах ниспослал то, что ниспослал! Он сказал о нём: «Скажи: „Достаточно Аллаха Свидетелем между мною и вами и того, у кого [есть] знание [всего] Писания“» (13:43)“. И Кайс зачитал все аяты, которые были ниспосланы об Али.

Муавия сказал: „«Правдивый» — это Абу Бакр, а «отделяющий» — Умар. Что касается того, у кого знание Писания, то это — Абд-Аллах ибн Салям“. Кайс сказал: „Эти имена на самом деле принадлежат тому, о ком ниспослал Всевышний Аллах [следующий аят]: «Разве тот, кто [в вере и поступках опирается] на ясное [знамение и доводы] от Господа своего, и следует за ним свидетель от Него» (11:17). А также тому, о ком ниспосланы [слова]: «Воистину, ты лишь предостерегающий, и у всякого народа [есть наставник], ведущий [его по пути верному]» (13:7). Клянусь Аллахом, этот аят был ниспослан так: «И Али — для всякого народа наставник», но вы изъяли это. Это о том, кого Посланник Аллаха назначил своим преемником в Гадир Хуме, сказав:

«Для человека, которому я был ближе, чем он сам, Али также ближе, чем он сам!».

А при завоевании Табука Посланник Аллаха сказал Али: «Ты по отношению ко мне подобен Харуну по отношению к Мусе, кроме того, что после меня нет пророков»“.

Начало проповедей с проклятиями в адрес Имама Али

Находясь в Медине, Муавия велел своим проповедникам, а также написал своим ставленникам во все города:

„Всякий, кто будет повествовать людям о достоинствах Али ибн Абу Талиба, а также Ахль аль-Бейт, пусть будет наказан!“.

И стали проповедники проклинать повсюду Али ибн Абу Талиба и Ахль аль-Бейт с минбаров, отрекаться от них и злословить в их адрес.

Доводы Ибн Аббаса против Муавии

Затем, когда Муавия проходил мимо группы курайшитов, они увидели его и все встали, кроме Ибн Аббаса. Муавия спросил: „Почему ты не встал, Ибн Аббас, как это сделали другие? Не потому ли, что в твоей душе осталась злоба ко мне, поскольку я сражался с тобой в Сиффине? Повелитель верующих Усман, сын моего дяди, был убит несправедливо!“. Ибн Аббас сказал: „Умар ибн Хаттаб тоже был убит несправедливо. Разве вы передали власть в руки его потомков, в руки его сына?“. Муавия сказал: „Умар был убит многобожником“. Ибн Аббас спросил: „А кто убил Усмана?“. Муавия сказал: „Его убили мусульмане“. Ибн Аббас сказал: „Это уничтожает твой довод, и получается, что его убийство было дозволенным! Раз его убили мусульмане, то значит у них была причина, и они имели на это право!“.

Муавия сказал: „Мы разослали во все стороны весть о запрете говорить о достоинствах Али и Ахль аль-Бейт. Придержи язык, Ибн Аббас, и поберегись!“. Ибн Аббас спросил: „Запрещаешь ли ты нам читать Коран?“. Муавия сказал: „Нет“. Ибн Аббас спросил: „Запрещаешь ли ты нам толковать его?“. Муавия сказал: „Да“. Ибн Аббас спросил: „Нам следует читать его, но не спрашивать о значении слов Аллаха?“. Муавия сказал: „Да“. Ибн Аббас спросил: „Что важнее: читать Коран или поступать в соответствии с ним?“. Муавия сказал: „Поступать в соответствии с ним“. Ибн Аббас спросил: „Как можем мы следовать указаниям Корана, если не знаем значения слов Аллаха, ниспосланных в нём?“. Муавия сказал: „Принимай толкование от кого-то другого, и не следуй за своим толкованием и толкованием Членов твоего Дома (Ахль аль-Бейт)“. Ибн Аббас сказал: „Поистине, Коран был ниспослан Ахль аль-Бейт, а спрашивать о нём я должен семью Абу Суфьяна, семью Абу Муита, иудеев, христиан и зороастрийцев?“. Муавия спросил: „Ты сравниваешь нас с ними?“. Ибн Аббас сказал: „Нет, не сравниваю. Но ты запрещаешь нам поклоняться Аллаху посредством Корана, в котором есть повеления и запреты, сведения о дозволенном и запрещённом, отменяющие аяты и отменённые, общие и частные, явные и неявные. Если не будут мусульмане спрашивать об этом, то погибнут, разделятся и впадут в заблуждение“. Муавия сказал: „Читайте Коран, толкуйте его, как пожелаете, но не говорите о том, что Аллах ниспослал относительно вас, и что посланник Аллаха говорил о вас, а обо всём остальном можете говорить“. Ибн Аббас сказал: „Всевышний Аллах говорит в Коране: «Хотят они погасить свет [религии] Аллаха устами своими, в то время как не хочет Аллах [ничего], кроме завершения света Своего, [даже] если претит [это] неверующим» (9:32)“. Муавия сказал: „О Ибн Аббас, придержи свой язык в моём присутствии! Если же ты не можешь не говорить об этом, то делай это втайне, чтобы никто не слышал этого от тебя прилюдно!“. Затем Муавия вернулся в свой дом и отправил Ибн Аббасу пятьдесят тысяч дирхамов.

Беды и несчастья шиитов во время правления Муавии

Затем шииты Али и Ахль аль-Бейт повсюду стали подвергаться испытаниям, и более всех — жители Куфы, поскольку многие из них были шиитами. Муавия назначил своего брата Зияда губернатором Басры, Куфы и всего Ирака. Он преследовал шиитов, зная их, поскольку сам раньше был из их числа, убивал их повсюду, изгонял, запугивал, отрезал им руки и ноги, распинал их на стволах пальм и выкалывал им глаза. Всем шиитам пришлось покинуть Ирак, и не осталось там кого-то, кто был известен свой приверженностью [Али]: все они были убиты или распяты, их изгнали или они переселились. Муавия написал всем своим судьям и губернаторам:

„Никто из числа шиитов Али и Ахль аль-Бейт, признающих их правление и рассказывающих об их достоинствах и заслугах, не должен быть принят в качестве свидетеля [по какому-либо вопросу]“.

Распространение хадисов, приписывающих достоинства Усману

Он также написал своим губернаторам:

„Обратите внимание на приверженцев Усмана, любящих его, а также на людей его дома, рассказывающих о его достоинствах. Посещайте их собрания, оказывайте им почёт, приближайте их к себе. Сообщайте мне обо всём, что они говорят про него, а также имена тех, кто это говорит, и имена их отцов“.

Они сделали это, и вскоре люди стали много говорить об Усмане, а Муавия посылал им за это многочисленные подарки и [дорогие] одеяния и выделял для них земли, арабам и не-арабам. Вскоре таких [людей] стало много, принялись они соревноваться в [количестве и богатстве] своих жилищ и поместий, что стал этот мир тесным для них. И во всех городах и поселениях когда приходил кто-то к местному правителю и рассказывал о достоинствах Усмана, его имя записывали, приближали [к себе] и ходатайствовали [за него]. Это продолжалось очень долгое время.

Попытка Муавии оживить память об Абу Бакре и Умаре

Затем он написал своим губернаторам:

„Разговоры об Усмане распространились повсюду. Когда же придёт к вам это моё письмо, то велите людям распространить предания об Абу Бакре и Умаре, поскольку их достоинства и заслуги более любимы для меня и лучше подходят для опровержения довода Людей этого Дома (Ахль аль-Бейт), чем достоинства Усмана“.

Каждый судья и правитель из числа его ставленников зачитал это письмо людям, и стали они распространять предания об Абу Бакре и Умаре, а также их „достоинствах“.

Приказ Муавии обучать этим преданиям детей и женщин

Затем Муавия собрал все предания об их „достоинствах“ и „заслугах“ в единый сборник и послал своим губернаторам, велев, чтобы их зачитывали с минбаров во всех областях и во всех мечетях. Он также велел им послать копии учителям, дабы они обучали им детей, и они заучивали их, как заучивают Коран, и велел он обучать им дочерей, жён и слуг. И это продолжалось долгое время.

План Муавии по уничтожению шиитов

Затем он отправил всем своим губернаторам письмо:

„Если станет известно, что кто-то любит Али и Ахль аль-Бейт, то удалите его [имя] из ведомства и не принимайте его свидетельства“.

Кроме этого, он написал им:

„Если вы кого-то обвините, что он из их числа, но не будете иметь доказательства этому, то убейте его“.

И они стали убивать людей по каждому обвинению, сомнению и подозрению. И даже если человек допускал ошибку в слове, его убивали, [подозревая, что он шиит]. С наибольшей жестокостью их убивали в Ираке, особенно, в Куфе. И если к кому-то из шиитов и сподвижников Али, оставшихся в городе, приходил домой доверенный человек, ему приходилось общаться с ним втайне, опасаясь слуг и рабов. И разговаривал он с ним только после того, как он давал клятву, что никто об этом не узнает.

Их положение [день ото дня] лишь ухудшалось, а число их врагов — увеличивалось. Распространились ложь и клевета [о достоинствах] их товарищей, и люди вырастали на этой лжи, не изучая ничего, кроме неё, а судьи, правители и учёные сменяли друг друга, [живя в этой лжи]. Хуже всех в этой беде и в этой смуте были лицемерные чтецы [Корана], демонстрирующие скорбь, смиренность и благочестие, при этом измышляющие хадисы с целью получения выгоды от губернаторов в виде денег, домов и территорий. Эти хадисы и предания попали в руки тех, кто счёл их правдой, и они начали передавать их, принимать, изучать, обучать им, любить и гневаться в соответствие с ними. Затем оказались они в среде религиозных людей, которые считали ложь запретной и презирали лжецов. Они приняли эти предания, считая их правдивыми, а если бы они знали, что они — есть ложь, то никогда бы не стали передавать их и выстраивать своё убеждение на их основании, и не стали бы они принижать тех, кто отвергал их.

Истина в ту эпоху стала ложью, а ложь — истиной. Посланник Аллаха сказал:

„Непременно, вас коснётся смута, во время которой повзрослеют дети и постареют взрослые! Люди устремятся за ней и последуют, как за сунной, а если что-то в ней изменится, они скажут: «Поистине, было совершено зло, и сунна была изменена!»“.

После того, как умер Хасан ибн Али, да будет мир с ним, смута и беды продолжали расти и становиться жёстче. Каждый человек, покорный Аллаху, находился в то время в страхе за свою жизнь, переселился, был убит или изгнан, но все враги Аллаха, тем временем, открыто распространяли свои убеждения, не скрывая своих нововведений и заблуждений.

Призыв и доводы Имама Хусейна в Мекке

За год до смерти Муавии Хасан ибн Али совершил паломничество, а вместе с ним — Абд-Аллах ибн Аббас и Абд-Аллах ибн Джафар. Хусейн, да будет мир с ним, собрал хашимитов, женщин и детей, приближённых и шиитов из числа тех, кто был с ним в паломничестве, а также ансаров, которых знал Хусейн и его семейство. Затем он отправил посланников со словами:

„Обойдите всех сподвижников Посланника Аллаха, которые совершали в этом ходу паломничество, известных своим благочестием и набожностью, и призовите их собраться возле меня“.

И возле него в его палатке собралось около семисот мужчин, большинство из них были табиинами, а около двух сотен человек были сподвижниками Пророка. Хусейн обратился к ним с проповедью. Он восславил Аллаха и поблагодарил Его, а затем сказал: „Поистине, этот угнетатель поступал с нами и нашими шиитами так, как ему хотелось, и вы все это видели. Я хотел бы спросить вас о кое-чём, и если я скажу правду, то вы подтвердите, а если солгу, то отвергнете. Я прошу вас ради Аллаха, Его Посланника и моей близости к вашему Пророку, чтобы вы, покинув это место, передали мои слова доверенным людям из ваших племён, а также призвали их к тому, что вам известно относительно нашего права. Ибо опасаюсь я, что из-за всего этого исчезнет истина, и возобладает над ней ложь! «Хотят они погасить свет Аллаха устами своими, в то время как Аллах — Завершающий свет Свой, [даже] если претит [это] неверующим» (61:8)“.

Имам Хусейн рассказывает о достоинствах Повелителя верующих в Мекке

Он зачитал и истолковал всё, что Аллах ниспослал о них, а также передал всё, что Посланник Аллаха говорил о его отце, брате, матери, о нём самом и его семействе. И всё это сподвижники подтверждали словами: „Клянёмся Аллахом, это правда! Мы присутствовали при этом и слышали это!“. Один человек из табиинов сказал: „Клянусь Аллахом, мне рассказывал об этом один сподвижник, которому я доверяю!“. Хусейн сказал: „Заклинаю вас Аллахом, не рассказывайте об этом никому, кроме тех, кому вы доверяете и в чьей религиозности не сомневаетесь!“.

Хусейн сказал: „Заклинаю вас Аллахом, известно ли вам, что Посланник Аллаха выбрал Али ибн Абу Талиба своим братом, когда устанавливал братство среди сподвижников, сказав: «Ты — мой брат, а я — твой брат в этом мире и следующем»?“. Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Заклинаю вас Аллахом, известно ли вам, что Посланник Аллаха приобрёл место для строительства своей мечети, и построил её, а также десять домов: девять для себя, а десятый, что находился посередине, он отдал моему отцу? Затем он закрыл все двери, ведущие к мечети, кроме его двери, и люди стали осуждать это, на что Посланник Аллаха ответил: «Не я закрыл ваши двери, открыв его дверь, но Аллах велел мне так поступить!». Затем Посланник Аллах запретил спать в мечети кому-либо, кроме него. Али было позволено находиться в состоянии ритуальной нечистоты, а его дом находился в доме Посланника Аллаха, в котором родились дети (внуки) Посланника Аллаха“. Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Известно ли вам, что Умар ибн Хаттаб желал, чтобы в его доме осталось маленькое отверстие размером с глаз в сторону мечети, но Пророк ему отказал? Затем он выступил со [следующей] проповедью: «Поистине, Всевышний Аллах велел Мусе построить очищенную мечеть, в которой не стал бы жить никто, кроме него самого, Харуна и его сыновей. Аллах и мне велел построить очищенную мечеть, в которой не будет жить никто, кроме меня, моего брата и его сыновей». Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Заклинаю вас Аллахом, известно ли вам, что Посланник Аллаха назначил Али [своим преемником] в Гадир Хуме, объявив об его вилаяте и сказав, чтобы присутствующие сообщили об этом всем, кто отсутствовал?“. Люди ответили: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Заклинаю вас Аллахом, известно ли вам, что Посланник Аллаха при завоевании Табука сказал Али: «Ты по отношению ко мне подобен Харуну по отношению к Мусе, и ты — покровитель всех верующих после меня»? Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Заклинаю вас Аллахом, известно ли вам, что когда Посланник Аллаха призвал христиан из Наджрана к взаимному проклятию, то он взял с собой только Али, его супругу и его сыновей?“. Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Заклинаю вас Аллахом, известно ли вам, что Посланник Аллаха вручил Али знамя при завоевании Хейбара, сказав: «Я вручаю знамя человеку, которого любит Аллах и его Посланник, а он любит Аллаха и Его Посланника, выступающему [против врага], а не сбегающему [с поля битвы], посредством которого Аллах принесёт нам победу!». Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Известно ли вам, что Посланник Аллаха отправил Али с сурой «Отречение» («Покаяние») к людям, сказав: «Никто не донесёт её, кроме меня и человека от меня»? Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Известно ли вам, что всякий раз, когда Пророк сталкивался с трудностью, он выдвигал Али своим доверенным, и что он никогда не призывал его по имени, но говорил: «Брат мой!» и «Позовите моего брата!». Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Известно ли вам, что Посланник Аллаха разрешил [конфликт] между Али, Джафаром и Зейдом, сказав: «О Али, ты — от меня, а я — от тебя! Ты — покровитель всех верующих мужчин и женщин после меня!»“. Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Известно ли вам, что Али каждый день оставался с Посланником Аллаха наедине, и каждую ночь навещал его? Когда Али спрашивал, Посланник Аллаха отвечал, а если он молчал, то Посланник Аллаха начинал [говорить]“. Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Известно ли вам, что Посланник Аллаха отдал предпочтение Али перед Джафаром и Хамзой, сказав Фатиме, да будет мир с ней: «Я выдаю тебя замуж за наилучшего человека из Ахль аль-Бейт, опередившего других в принятии ислама, превосходящего их нравом и знаниями»?“. Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Известно ли вам, что Посланник Аллаха сказал: «Я — Господин всех потомков Адама, мой брат Али — Господин всех арабов, моя дочь Фатима — Госпожа всех женщин Рая, а мои сыновья Хасан и Хусейн — Господа юношей Рая»?“. Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Известно ли вам, что Посланник Аллаха велел Али омыть его тело [после смерти], сообщив, что Джабраил назначил его для этого»?“. Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

Хусейн сказал: „Известно ли вам, что Посланник Аллаха в своей последней проповеди сказал: «О люди, поистине, я оставляю вам две драгоценности — Книгу Аллаха и Людей моего Дома (Ахль аль-Бейт)! Ухватившись за них, вы никогда не впадёте в заблуждение»?“. Люди сказали: „Клянёмся Аллахом, это правда!“.

И всякий раз, когда он рассказывал о достоинствах Али и Ахль аль-Бейт из Корана или со слов Посланника Аллаха, сподвижники говорили: „Клянёмся Аллахом, это правда! Мы слышали это!“. А табиины говорили: „Клянёмся Аллахом, нам рассказали об этом заслуживающие доверия люди!“. Затем он спросил их, слышали ли они, как Посланник Аллаха сказал:

„Кто полагает, что любит меня, испытывая при этом ненависть к Али, тот лжёт!“.

Его спросили: „Почему, о Посланник Аллаха?“. Посланник Аллаха сказал: „Это потому, что он — от меня, а я — от него. Кто любит его, тот любит меня, а кто любит меня, тот любит Аллаха. Кто же ненавидит его, тот ненавидит меня, а ненавидящий меня — ненавидит Аллаха“. И люди сказали: „Клянёмся Аллахом, мы слышали это!“. И они разошлись после этого».

«Книга Сулейма ибн Кайса аль-Хиляли», хадис 26

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класснуть
Плюсануть


Комментарии приветствуются

Scroll Up