Новое

Имам Джавад — предводитель шиитской молодёжи

Комментариев нет

29 числа месяца Зуль-када шииты отмечают годовщину мученической кончины девятого Имама Мухаммада ат-Таки аль-Джавада, сына Имама Резы, да будет мир над ними обоими, которая последовала в 220 году хиджры, тогда как рождение Имама пришлось на 10-е раджаба 195 года хиджры. Таким образом, Имам Джавад, да будет мир с ним, прожил самую короткую жизнь из всех Имамов — 25 лет.

Имам Джавад, да будет мир с ним, отравленный в Багдаде по указу аббасидского халифа Мутасима Биллаха, останется в нашей памяти вечно молодым, по праву именуясь предводителем шиитской молодёжи. И дело не только в годах его жизни, но прежде всего — в том, сколько чудес он успел сотворить ещё в ранней юности, какую мудрость сумел явить ещё в детстве, так, что его отец, Имам Реза, да будет мир с ним, смог смело назначить его преемником имамата уже в три года.

Сообщается со слов Абдуллаха ибн Джафара: «Я вместе с Саффаном ибн Яхьёй посетил его светлость Имама Резу в то время как его сыну Джаваду было не более трёх лет. Тогда я спросил у Имама о его преемнике. Указав на сына, он произнёс: „Абу Джафар — мой преемник“. Удивившись, я вновь спросил: „В таком маленьком возрасте?“. Имам ответил: „Да, в таком маленьком возрасте. Аллах избрал Ису Своим доводом среди людей в то время как Иса даже не имел и трёх лет“» («Аль-Кафи», т. 1, с. 332; «Иршад», с. 299).

Чудо жизни Имама состояло и в том, что он, подобно хазрату Исе, да будет мир с ним, говорил с людьми ещё в колыбели, будучи живым доводом Аллаха среди людей с самого начала своего жизненного пути. Этот его пример не оставляет современной молодёжи поводов для отговорок от участия в религиозной жизни по причине малого возраста. Также Имам указал нам высшую планку снискания авторитета и в духовных, и в светских делах, сумев посрамить даже учёных мужей, умудрённых многолетним опытом, при дворе халифа Мутасима. Так, в частности, сообщается:

Муамар ибн Хилад передал: «Однажды Имам Реза, да будет мир с ним, читая нам проповедь, сказал: „Какая вам необходимость в моих ответах, ведь я оставляю после себя Абу Джафара“» («Аль-Кафи», т. 1, с. 321).

Или, согласно тексту ещё одного предания:

Заркан, близкий друг Ибн Абу Давуда (одного из известных судей своего времени) рассказал: «Однажды Ибн Абу Давуд, возвратившись из собрания халифа Мутасима, имел совершенно расстроенный вид. В ответ на мои расспросы он ответил: „Лучше бы я умер двадцать лет тому назад!“.

— Но почему, что именно произошло?

— Сегодня Абу Джафар ослабил мой авторитет при дворе халифа.

— Расскажи, как это случилось.

— Один человек признался в воровстве и просил самого халифа осудить его за совершённый им грех посредством справедливейшего божественного закона. Мутасим собрал всех учёных; на том собрании присутствовал и Мухаммад ибн Али. Халиф, обратившись к нам, сказал: „По закону Аллаха вору предписано отсечение руки. Скажите, откуда необходимо её отсечь?“. Я сказал: „От кисти“. Он спросил: „Твои доводы?“. Я ответил: „Всевышний Аллах говорит о «руке» в аяте, который относится к ритуальному очищению песком: «Обтирайте ваши лица и руки» (5:6). Многие из учёных-факихов также были единогласны со мной, но некоторые стали утверждать, что необходимо отсекать руку от локтя, так как Аллах повелевает в Коране: «Мойте ваши лица и руки до локтей» (5:6). Аллах ясно обозначил пределы руки, т. е. от локтя“. Тогда Мутасим обратился к Имаму Джаваду с вопросом: „Каково твоё мнение, о Абу Джафар?“. На что Имам ответил: „Они все высказали своё мнение, позвольте мне не отвечать“. Халиф начал настаивать и Имам сказал: „Они (твои «учёные-факихи») ошибаются, так как необходимо отсекать только пальцы рук“. Мутасим продолжил: „Какие же у тебя доводы?“. Имам ответил: „Посланник Аллаха сказал: «При совершении земного поклона (во время молитвы) семь частей тела должны соприкасаться с землёй, и это: лоб, обе руки (ладони), колени, большие пальцы ног». На этом основании, если вы отсечёте руки от запястий или от локтя, то этот человек не сможет выполнять достойным образом молитву, ибо лишится их. Аллах говорит в Коране: «Поистине, места поклонения для Аллаха, и не призывайте помимо Аллаха никого» (72:18). Семь частей тела «для Аллаха», и они не должны отсекаться (имея в виду семь точек соприкосновения тела молящегося с землёй: ладони, колени, ступни ног и лоб)“.

Мутасим посчитал доводы Мухаммада ибн Али правильными и дал приказ отсечь только четыре пальца на руке у вора, — закончил свой рассказ Ибн Абу Давуд. — О Заркан! Я потерял при халифе всякое уважение и достоинство, и тогда я подумал, что лучше бы я умер, чем видел такой позор».

Несмотря на то, что авторитет и заслуги Имама в религиозных и светских делах были настолько очевидны, что не оставляли никакой возможности противникам открыто возражать ему, будь это сам халиф, укрепление его репутации среди народа представляло серьёзную опасность для трона узурпатора. Будучи не в силах справиться с двадцатипятилетним Имамом ни в научных спорах, ни в честной политической борьбе, аббасидский халиф Аль-Мутасим прибег к подлости и дал указание тайно отравить Имама. Такое решение было продиктовано ещё и тем обстоятельством, что династия Аббасидов сменила своих предшественников — Омейядов — подняв народ на борьбу за попранные права Имамов из числа Ахль аль-Бейт, да будет мир с ними всеми. Однако, придя к власти, Аббасиды отказались уступить трон истинным, Богом назначенным Имамам, хотя, конечно же, им было не под силу отобрать у них величайший духовный авторитет среди искренне верующих мусульман. И если само по себе чрезвычайное властолюбие Аббасидов являлось достаточным свидетельством преобладания мирских интересов над верой, то покушение на жизнь Непорочного Имама своего времени уже говорило о гораздо худшем — об отсутствии веры во Всевышнего как таковой, поскольку покушающийся на кровь и плоть Пророка Ислама, да благословит Аллах его и его род, подобен тому, кто покушается на жизнь самого Посланника Аллаха, а такой человек фактически объявляет открытую войну Всевышнему Богу.

Тем не менее, за отпущенную ему Всевышним недолгую жизнь, Имам Джавад, да будет мир с ним, успел оставить в народной памяти немало чудес, свидетельствовавших о величии Творца, немало мудрых изречений и примеров личного мужества и терпения. Он также успел назначить своего преемника и передать в своём бессмертном роду по наследству живой свет чистой правды и справедливости.

Имея перед глазами подобный живой пример, каждый из нас, сколь бы молод ни был, уже не вправе говорить себе: «Я буду думать о своих успехах позже: сейчас я молод и ещё слишком рано». И также он не вправе говорить: «Для своих лет я сделал в жизни достаточно». Каковы бы ни были его достижения, в какое сравнение их можно поставить с величием подвига Имама Джавада, да будет мир с ним?

Таким образом, волею Всевышнего короткий век Имама Мухаммада ат-Таки аль-Джавада, да будет мир с ним, сам по себе стал вершиной сокровищницы его личных подвигов и чудес и знамением перед лицом грядущих поколений, что козни врагов Всевышнего, сколь бы ни были они изощрённы, обернутся против них самих, а Истина непременно восторжествует.

Поделиться
Отправить
Класснуть
Плюсануть

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up