Новое

Имам Саджад о тайнах хаджа

Комментариев нет

В преддверии хаджа редакция нашего проекта публикует перевод важнейшего предания, осуществлённый теологом и переводчиком Корана Назимом Зейналовым, в котором четвёртый Имам Али ибн Хусейн Саджад, да будет мир с ним, раскрывает своему сподвижнику по имени Шибли сакральные смыслы всех деяний, совершаемых в процессе хаджа, от знания которых зависит будет ли принято паломничество к Дому Аллаха или нет, а потому каждый мусульманин, собирающийся в хадж, обязан ознакомиться с этим хадисом.

Когда Имам Саджад, да будет мир с ним, вернулся с хаджа, его встретил Шибли. Имам спросил у него: «Совершил ли ты хадж, Шибли?». Шибли ответил: «Да, о сын Посланника Аллаха!». Имам спросил: «Был ли ты в микате, снял ли с себя сшитую одежду и совершил ли гусль?». Шибли ответил: «Да».

Имам спросил: «Когда ты прибыл в микат, вознамерился ли ты снять одеяние греха и облачиться в одеяние покорности?». Шибли ответил: «Нет». Имам спросил: «Когда ты снял с себя сшитую одежду, вознамерился ли ты избавиться от показухи, лицемерия и мнительности?». Шибли ответил: «Нет». Имам Саджад спросил: «Когда ты совершил полное омовение, вознамерился ли ты смыть с себя грехи?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «Значит ты не был в микате, не снял с себя сшитую одежду и не совершал полное омовение!».

Затем Имам спросил: «Очистился ли ты, [избавившись от лишних волос], вошёл ли в состояние ихрама (запрета), вознамерившись совершить хадж?». Шибли ответил: «Да». Затем Имам спросил: «А когда ты очистился и вошёл в состояние ихрама с намерением совершить в хадж, вознамерился ли ты очиститься ради Аллаха Всевышнего путём искреннего покаяния?». Шибли ответил: «Нет». Имам спросил: «А когда ты вошёл в состояние ихрама, запретил ли ты самому себе всё то, что запретил Досточтимый и Достославный Аллах?». Шибли ответил: «Нет». Имам спросил: «А когда ты вознамерился совершить хадж, имел ли ты намерение избавиться от всех привязанностей к чему-либо, кроме Аллаха?». Шибли ответил: «Нет». Имам ответил: «Ты не очистился, не вошёл в состояние ихрама и не вознамерился совершить хадж!».

Имам сказал: «Вошёл ли ты в микат, совершил ли ты два ракаата молитвы-ихрам и произнёс ли зикр „Лаббайк‟?». Шибли ответил: «Да». Имам спросил: «При входе в микат вознамерился ли ты совершить зиярат (посетить Аллаха)?». Шибли ответил: «Нет». Имам спросил: «Когда ты совершил два ракаата молитвы, было ли у тебя намерение о совершении наилучшего и величайшего деяния?». Шибли ответил: «Нет». Имам спросил: «Произнося молитву „Лаббайк‟, имел ли ты намерение являть во всём послушание Всевышнему Аллаху и воздерживаться от всякого ослушания?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «Ты не вошёл в микат, не совершил молитву и не произнёс молитву „Лаббайк‟!».

Затем Имам спросил у него: «Вошёл ли ты в [окрестности Запретного] храма, видел ли Каабу и совершил ли молитву?». Шибли ответил: «Да». Имам спросил: «Когда ты вошёл в [окрестности Запретного] храма, запретил ли ты себе всякое злословие (гейбат) в адрес мусульман?». Шибли ответил: «Нет». Имам спросил: «А когда ты достиг Мекки, имел ли ты в сердце своём намерение о том, что пришёл исключительно к Аллаху?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «Тогда ты не вошёл в храм, не видел Каабу и не совершил молитву!».

Имам спросил: «Совершил ли ты таваф (обход вокруг Каабы), дотронулся ли до углов [Каабы] и проявил ли должное усердие?». Шибли ответил: «Да». Имам спросил: «А проявляя усердие, намеревался ли ты прибегнуть к Аллаху [от зла дьявола], и видел ли в тебе это усердие Знающий [сокровенные] тайны?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «Значит, ты не обходил Каабу, не притрагивался к её углам и не проявил должное усердие!».

Имам сказал: «Коснулся ли ты Чёрного камня и совершил ли молитву в два ракаата на месте стояния пророка Ибрахима?». Шибли ответил: «Да». Имам Саджад издал такой крик, что чуть было не покинул этот мир. А затем сказал: «Тот, кто прикоснётся к Чёрному камню, тот на самом деле пожал „руку“ Всевышнего Аллаха. Подумай же, несчастный! Не порть награду того, чья святость велика, нарушая рукопожатие ослушанием и позволяя себе запрещённое, подобно грешникам». Затем Имам добавил: «Когда ты остановился на месте стояния пророка Ибрахима, стоял ли ты там со всей покорностью, отказавшись от всякого ослушания?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «А когда ты совершал два ракаата молитвы, имел ли ты намерение этой молитвой пророка Ибрахима унизить шайтана?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал ему: «Значит, ты не прикасался к Чёрному камню, не стоял и не совершал молитву на месте стояния пророка Ибрахима!».

Затем Имам сказал ему: «Приблизился ли ты к источнику Зам-зам и отпил ли воды из него?». Шибли ответил: «Да». Имам сказал: «Имел ли ты намерение тем самым стать покорнее, отвернув глаза свои от греха?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «Значит ты не приближался к источнику Зам-зам и не испил воды из него!».

Имам сказал: «Совершил ли ты ритуальный бег между холмами Сафа и Марва?». Шибли ответил: «Да». Имам сказал: «Чувствовал ли ты, что находишься между надеждой и страхом?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «Значит ты не совершил ритуальный бег между холмами Сафа и Марва!».

Имам спросил: «Отправился ли ты в долину Мина?». Шибли ответил: «Да». Имам сказал: «Имел ли ты намерение даровать людям безопасность от своего языка, сердца и руки?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «Значит, ты не был в долине Мина!».

Затем Имам спросил у него: «Стоял ли ты на Арафате, поднимался ли на гору Рахма, увидел ли долину Намира и взывал ли там к Пречистому Аллаху?». Шибли ответил: «Да». Имам сказал: «Во время стояния на Арафате познал ли ты Аллаха Пречистого, постигнув науки и мудрости, и познал ли ты, что ты всецело во власти Аллаха и что лишь Ему ведомо, что у тебя в душе и сердце?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «Во время восхождения на гору Рахма, почувствовал ли ты, что Аллах ниспосылает Свою милость каждому верующему и верующей и покровительствует каждому мусульманину и мусульманке?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «А в мечети Намира имел ли ты намерение не призывать к чему-либо, покуда сам не станешь следовать этому, и не запрещать что-либо, покуда сам не станешь удерживать себя от этого?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «А когда ты стоял у горы и столбов Джамарат, почувствовал ли ты, что они по воле Господа небес являются свидетелями твоей покорности и твоими хранителями наряду с ангелами?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «Значит ты не стоял на Арафате, не поднимался на гору Рахма, не увидел мечеть Намира, не взывал к Богу и не стоял у Джамарат!».

Затем Имам спросил: «Проходил ли ты между двумя горами, совершил ли до этого молитву в два ракаата, отправился ли в долину Муздалифа, подбирал ли там камни и отправился ли в Маш’ар аль-харам (Священному монументу)?». Шибли ответил: «Да». Имам сказал: «Когда ты совершил два ракаата молитвы, имел ли ты намерение о совершении молитвы благодарности в десятую ночь, которая удаляет всякую трудность и облегчает всякую лёгкость?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «А когда ты проходил между двумя горами, не отклоняясь вправо или влево, имел ли ты намерение не отклоняться от истинной веры ни вправо, ни влево ни сердцем, ни языком, ни какими-либо частями тела?». Шибли ответил: «Нет».

Имам сказал: «А когда ты прибыл в долину Муздалифа и подбирал там камни, имел ли ты намерение избавиться от всякого греха и невежества и утвердиться в знаниях и совершении добрых деяний?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «А когда ты прибыл в Маш’ар аль-харам, ощутил ли сердцем то, что чувствуют набожные и богобоязненные люди?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «Значит, ты не проходил мимо двух гор, не совершал молитву в два ракаата, не был в долине Муздалифа, не собирал там камни и не был в Маш’ар аль-харам!».

Затем Имам спросил: «А затем прибыл ли в Мину, бросал ли камни, побрил ли голову, принёс ли в жертву животное, помолился ли в мечети Хиф и вернулся ли в Мекку, где совершил таваф ифада (обход Каабы в день заклания жертвы)?». Шибли ответил: «Да». Имам сказал: «Когда ты прибыл в Мину и бросал камни, достиг ли ты своей цели, и исполнил ли Господь все твои желания?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «А когда ты бросал камни, намеревался ли ты бросать их на своего врага — Иблиса, — и разозлил ли ты его своим хаджем?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «А когда ты обрил голову, имел ли ты намерение очиститься от скверны и последствий грехов потомков Адама и избавился ли ты от грехов так, как будто ты был только рождён?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «А когда ты помолился в мечети Хиф, решил ли ты впредь не бояться никого, кроме Аллаха, Досточтимого и Достославного, и грехов своих и надеяться только лишь на Всевышнего Аллаха?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «А когда ты принёс в жертву животное, имел ли ты намерение заколоть этим свою жадность, придерживаясь сути набожности и следуя сунне пророка Ибрахима, который готов был заколоть своего родного и любимого сына и который оставил традицию принесения жертвы?». Шибли ответил: «Нет». Имам сказал: «А когда ты вернулся в Мекку и совершил таваф ифада, имел ли ты намерение пролить на себя милость Аллаха Всевышнего, повиноваться Ему, прикоснуться к Его любви, соблюдать Его предписания и приблизиться к Нему?». Шибли ответил: «Нет». Тогда Имам Саджад сказал ему: «Значит, ты не был в Мине, не бросал камни, не сбривал голову, не совершал обряды, не молился в мечети Хиф, не совершал таваф ифада и не приблизился к Аллаху. Вернись! Поистине, ты не совершил хадж».

Шибли, не выдержав, заплакал, опечаленный тем, что упустил в своём хадже. Он стал обучаться до тех пор, пока в будущем, имея твёрдые знания, снова не отправился в хадж.

«Мустадрак аль-васа’ил», т. 10, с. 166—172

Поделиться
Отправить
Класснуть
Плюсануть

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up