Новое

Истории из жизни Имама Саджада, описывающие его поразительную богобоязненность и бесподобный нрав

Комментариев нет

Имамы Ахль аль-Бейт, да будет над ними всеми мир и Божье благословение, не просто так превознесены Всевышним Аллахом над остальными творениями. Тому есть множество причин, одна из которых — их невиданные щедрость и доброта по отношению к людям и небывалое усердие в молитвах перед Создателем. Отличным тому свидетельством является пример четвёртого Имама Али ибн Хусейна Саджада, да будет мир с ним, которого также называют «Зейн аль-Абидином» («Украшением поклоняющихся»), о котором мы перевели этот большой и интересный хадис.

Имам Бакир, да будет мир с ним, рассказал: «Али ибн Хусейн [Саджад] читал тысячу рака’тов молитв денно и нощно, так же, как это делал Повелитель верующих Али. У него было пятьсот финиковых пальм, и он совершал два рака’та молитв под каждой из них. Когда он молился, то стоял очень смиренно, и цвет его лица менялся из-за страха перед Аллахом. Он поклонялся [Ему] подобно кроткому рабу, молящемуся перед Величественным Царём. Во время молитвы части его тела дрожали из-за боязни перед Хвалимым и Всевышним Аллахом. Он молился так, будто прощался [со своей] молитвой: будто эта молитва была последней.

Однажды его «покрывало» спало с его плеча во время молитвы. И он не стал поправлять его, покуда не завершил свою молитву. И некоторые из его сподвижников спросили о причине этого. И он ответил:

„Горе вам! Ведомо ли вам, перед Кем я стоял [в молитве]? Воистину, лишь то принимается из молитвы человека, что было сделано с искренностью в сердце!“.

И тогда [тот] человек воскликнул: „Ох, тогда мы все испортили!“. На что Имам ответил:

„Нет! Воистину, Великий и Всевышний Господь улучшает ваши молитвы желательными молитвами (нафиля), которые вы совершаете!“.

Имам частенько выходил под покровом ночи с кожаным мешком на спине, в котором он носил мешочки с динарами и дирхемами. Он даже носил еду и дрова на своей спине. Он подходил к дверям, стучал в них, и раздавал вещи тем, кто выходил из домов. Имам прикрывал своё лицо, когда он давал что-то бедным, так, чтобы они не смогли узнать его. Только когда Имам ушёл из жизни, они узнали в нём того, кто приносил им вещи. Как-то они перевернули его тело, для совершения ритуального омовения, и увидели его спину, которая была огрубевшей, подобно коленям верблюда, от ношения тяжестей на спине к дверям нуждающихся и бедных.

Однажды он вышел, облачившись в шёлковую мантию. К нему подошёл нищий и схватился за накидку — и он отдал её ему. Он покупал шелка зимой и продавал их летом, а [вырученные] деньги раздавал как милостыню.

[Однажды] он увидел, как несколько людей попрошайничали в день Арафат и сказал [им]:

„Горе вам! В этот день вам не следует просить ни у кого, кроме Аллаха! Даже у младенцев, [находящихся] в утробах своих матерей есть надежда на то, чтобы быть счастливыми!“.

И он воздерживался от совместной трапезы со своей матерью. И когда его спросили: „О сын Посланника Аллаха! Ты всегда вершил праведные дела и имел прекрасные отношения со своей роднёй, [так] почему же ты не ешь с ней?“, он ответил:

„[Потому что] я не хотел бы протягивать свою руку к тому, на что, возможно, упал её взгляд“.

[И некий] человек сказал ему: „О сын Посланника Аллаха! Воистину, я очень люблю тебя ради Аллаха!“. Имам ответил:

„О Аллах! [Я] прибегаю к Тебе от того, чтобы быть любимым [кем-то] ради Тебя, в то время как я недостоин [Твоей любви]!“.

Он отправлялся в хадж двадцать раз верхом на верблюдице, но ни разу не хлестнул её кнутом! Когда верблюдица умерла, он распорядился, чтобы её похоронили под землёй, дабы звери не растерзали её.

[Однажды] о нём расспросили его рабыню. Она сказала: „Дать ли мне вам короткий ответ или же длинный?“. Они сказали: „Дай краткий ответ“. И она ответила:

„Я никогда не готовила ему еду в течение дня и никогда не расстилала для него кровать на ночь“.

[Как-то раз] он проходил мимо группы людей, которые распускали о нём сплетни. Он встал перед ними и сказал:

„Да простит меня Аллах, если вы говорите правду, и да простит Аллах вас, если вы лжёте!“.

Всякий раз, когда ищущий знания приходил к нему, он говорил: „Добро пожаловать в заповеди Посланника Аллаха!“, а затем добавлял:

„Когда ищущий знания выходит из своего дома, то не ступит он и шагу на влажную или сухую почву без того, чтобы не стала она прославлять для него Аллаха до седьмой земли“.

Он поддерживал сто семей в Медине. Ему нравилось, когда дети-сироты, беспомощные, больные и неимущие сидели с ним за одним столом. Он кормил их своими руками и давал им пищу, чтобы они кормили своих жён и детей. И он никогда не ел ничего, если не дал равное этому в качестве милостыни.

Каждый год мозоль семь раз сходила с его лба из-за его длительных земных поклонов во время молитв, и он собирал их, и они были захоронены вместе с ним.

Он плакал в течение двадцати лет по своему отцу Хусейну, да будет мир с ним, и плакал каждый раз, когда ему приносили еду, пока [однажды] его слуга не сказал ему: „О сын Посланника Аллаха! Разве твоя печаль не прошла?“. На что Имам ответил: „Горе тебе! Воистину, у пророка Якуба было двенадцать сыновей, и Аллах скрыл одного из них, и он плакал по нему так много, что побелели (ослепли) его глаза, а волосы на голове поседели от горя, и сгорбилась от несчастья его спина, а [ведь] его сын был жив [и находился] в этом мире! А я же видел как мой отец, мой брат, мой дядя и семнадцать членов моей семьи были убиты! Как же я могу превозмочь своё горе?“».

Садук, «Аль-Хисаль», с. 517, глава 20, хадис 4

Поделиться
Отправить
Класснуть
Плюсануть

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up