История о том, как Усман ибн Аффан воровал для Омейядов деньги из казны мусульман и избил до полусмерти Аммара ибн Ясира

Комментарии

Правление тех, кого величают «праведными халифами» — Абу Бакра, Умара и Усмана — было ознаменовано не только несправедливым судейством, вымогательством, гонениями и убийствами, но и чудовищной коррупцией. В этом переведённом нами хадисе из сборника шейха Муфида «Аль-А’мали» третий самозванец из этой троицы открыто признаётся в том, что он и самозванцы до него лоббировали интересы своих племён, ставя их превыше интересов других людей и мусульманской общины в целом. Наглость, с которой он реквизировал в пользу Омейядов богатство из мусульманской казны доходила до такой степени, что он оправдывал эти действия прямо с минбара, а когда Аммар ибн Ясир, один из немногих искренних сподвижников Пророка, да благословит Аллах его и его род, выступил против хищений государственного имущества без расписки, «праведный халиф» избил его до полусмерти, а при следующей встрече обозвал такими словами, какими в наши дни выражаются только гопники, уголовники и дегенераты.

Было передано от шейха Муфида, от Абу Хасана Али ибн Мухаммада ибн Хабиша аль-Катиба, от Хасана ибн Али аз-Зафарани, от Ибрахима ибн Мухаммада ас-Сакафи, от Хасана ибн Али аль-Лю’люи, от Яхьи ибн Мугиры, от Сальма ибн Фадля, от Али ибн Сабиха аль-Кинди, от Абу Яхьи, раба Муаззы ибн Афра аль-Ансари, который сказал: «Однажды Усман ибн Аффан послал за Аркамом ибн Абд-Аллахом, который был казначеем „Дома имущества“ („Бейт аль-маль“) мусульман и приказал: „Выдай мне ссуду в сто тысяч дирхамов!“. Аль-Аркам спросил: „Могу ли я написать долговую расписку для мусульман?“. „Разве тебя это беспокоит, о лишённый матери? — разозлился Усман. — Ты всего лишь хранитель [денег]!“.

Когда Аль-Аркам услышал [это], то поспешил сообщить об этом мусульманам, воскликнув:

„О люди, берегите свои богатства! До сегодняшнего дня я полагал, что был вашим казначеем, а не казначеем Усмана!“.

После этих слов он ушёл к себе домой.

Когда Усман ибн Аффан прознал про это, то созвал в мечети [народ] и, взобравшись на минбар, изрёк:

„О люди! Абу Бакр, без сомнения, ставил [людей из племени] Бану Тейм выше [всех остальных] людей! Умар ставил [людей из племени] Бану ‘Ади выше [всех остальных] людей! А я, клянусь Аллахом, ставлю [людей из племени] Бану Умейя (Омейядов) выше [всех] остальных [людей]! И если бы мне довелось сидеть у врат Рая, будучи уполномоченным затолкать в него [людей из племени] Бану Умейя, то я сделал бы это! Воистину, их богатство — наше, и мы будет брать из него [столько средств, сколько пожелаем], если потребуется, невзирая на [то, что думают об этом] люди!“.

Тогда Аммар ибн Ясир, да благословит его Аллах, заявил: „О братья мусульмане, засвидетельствуйте, что я не одобряю это!“. „О ты здесь!“ — воскликнул Усман, спустился с минбара и принялся с такой силой колотить Аммара, что тот упал в обморок и был унесён без сознания к дому Умм Саламы. Люди сочли это очень тревожным [событием]. Аммар оставался без сознания и отсутствовал в тот день на полуденной и вечерней молитвах. Когда он пришёл в себя, то произнёс:

„Хвала Аллаху! С давних пор испытывал [Он] меня на Своём пути, и за то, что постигло меня из-за моего повиновения Ему между мной и Усманом буду искать я справедливости в Судный день у Судьи Достойнейшего!“.

Когда Усман прознал, что Аммар был в жилище Умм Саламы, то послал за ней [слуг] и сказал [ей, когда её привели к нему]: „Что эти люди вместе с этим злодеем [Аммаром] делают в твоём доме? Высели их!“. „Клянусь Аллахом, в моём жилище нет никого, кроме Аммара и двух его дочерей! — ответила она. — О Усман, оставь нас в покое, и используй свою власть где-нибудь [ещё], где тебе вздумается! А это — сподвижник Посланника Аллаха, который чуть не умер из-за того, что ты с ним содеял!“.

Услышав это, Усман раскаялся и послал за Тальхой и Зубейром, попросив их отправиться к Аммару и добиться его прощения. Они пришли [к Аммару], но тот отказал им. Тогда они вернулись [к Усману] и доложили ему [об этом]. „О Бану Умейя! — воскликнул Усман. — О ложе огня и мухи жадности, было ли Божественным дозволением то, что вы оскорбляли меня и ополчились на сподвижника Пророка?“.

Оправившись от побоев, Аммар пошёл в сторону мечети Пророка, когда [некий] человек объявил о смерти Абу Зарра в Ар-Рабаде, возвестив: „Абу Зарр в Ар-Рабаде встретил смерть в одиночестве и был погребён путниками!“. „«Поистине, принадлежим мы Аллаху, и, поистине, мы к Нему возвратимся» (2:156)“, — сказал Усман, а потом добавил: „Да благословит его Аллах Своей милостью!“. „Да благословит Аллах Абу Зарра от имени каждого из нас!“ — сказал Аммар, на что Усман выпалил:

„Опять ты здесь? Может, ты жуёшь гениталии своего отца? Думаешь, я раскаиваюсь в том, что сослал его?“.

„Нет, клянусь Аллахом, я так не думаю!“ — ответил Аммар. Тогда Усман заявил: „Ты отправишься туда же, где был Абу Зарр, и останешься там до тех пор, пока мы живы!“. „Сделай это! — согласился Аммар. — Ибо, клянусь Аллахом, мне милее находиться в компании диких зверей, чем рядом с тобой!“.

Когда Аммар готовился к ссылке, [люди из племени] Бану Махзум пришли к Повелителю верующих Али ибн Абу Талибу, да будет мир с ним, с просьбой вмешаться и попросить Усмана отменить приказ об изгнании Аммара. Он вмешался от их имени, и Усман согласился [отменить свой приказ]».

Муфид, «Аль-А’мали», с. 69

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класснуть
Плюсануть


Комментарии приветствуются

Scroll Up