Новое

Курбан-байрам: заповедь человеколюбия

Комментариев нет

Итак, наступил сезон ежегодного паломничества в Мекку — хаджа, кульминацией которого является жертвоприношение животных, отмечаемое праздником Курбан-байрам (в переводе с тюркского это так и означает — «Праздник жертвоприношения»). День этот отмечается единодушно всеми мусульманами по всему миру — в память о жертвоприношении праотца Авраама, или, в кораническом произношении — Ибрахима, да будет с ним мир.

Суть предания, изложенного в Коране и в Библии приблизительно одинакова. Она сводится к тому, что однажды праотцу Ибрахиму было во сне видение, что он приносит в жертву собственного первенца. Встав ото сна опечаленным, Хазрат Ибрахим отправился к месту жертвоприношения вместе с сыном, где и открыл ему повеление Господа, явленное через видение. Сын же его, явив покорность, ответствовал, что если так угодно Богу, то он готов повиноваться и принести себя в жертву Создателю. В последний решающий миг, однако, ангел, ниспосланный от Всевышнего, отвёл руку отца от горла жертвы, заменив человеческое жертвоприношение животным, запутавшимся рогами в кустах неподалёку. Единственное, в чём существенно разнятся библейское и кораническое предания — в отношении имени первенца. Согласно Библии, таковым был Исаак (Исхак) — сын Авраама от его полноправной жены Сары, тогда как Коран называет первенцем Исмаила, рождённого раньше Исхака, но от наложницы Агари (Хаджар), и который традиционно считается родоначальником всех арабов. Несмотря на это разночтение, принципиально смысл притчи не меняется: он заключается в том, что Всевышнему Создателю не угодны человеческие жертвы, служение Ему выражается прежде всего через служение ближнему. В этом также и смысл жертвоприношения животных, мясо которых идёт на приготовление праздничной трапезы для неимущих. Именно поэтому в жертву приносятся именно те животные (овцы, бараны, верблюды и т. п.), которые могут быть заколоты в соответствии с заветами Всевышнего (халяль). Этим мы традиционно демонстрируем то, что Сам Господь не нуждается ни в наших жертвах, ни в том, чтобы каким-либо образом нас обделить, но, напротив, это мы нуждаемся в том, чтобы Искра Божия (фитра) проявилась в нас через служение другим людям.

Согласно христианской традиции, жертва Иисуса Христа, да будет мир с ним, принёсшего себя в жертву на Голгофе, аллегорически отображается в образе жертвенного агнца. Тем самым, отдав себя в жертву за людские грехи, Христос стал искупителем для всего человечества.

Мусульманская традиция не признаёт догмата о первородном грехе. Согласно учению ислама, дети не отвечают за грехи своих прародителей, а также «и не понесёт душа ноши другой души» (Коран). Поэтому с мусульманской точки зрения жертва, принесённая на Голгофе, не имела бы смысла. Коран также утверждает, что этого события в истории не было, и Всевышний чудесным образом спас своего возлюбленного пророка Иисуса (мир ему) — более подробному рассмотрению этого вопроса была посвящена отдельная статья, озаглавленная «Был ли распят Иисус Христос?», размещённая в архиве статей нашего сайта. Там, в частности, разбирается одна из вполне правдоподобных и логически последовательных версий чудесного спасения Иисуса. Однако сейчас разговор не об этом. Независимо от того, насколько достоверно исторически жертвоприношение Иисуса, и принимаем мы или нет теорию первородного греха, есть главное положение, которое христиане поняли совершенно правильно: вся земная миссия Иисуса явилась апофеозом служения ближнему в духе жертвоприношения Авраама (Хазрата Ибрахима), и, тем самым, христианская мораль и мусульманский взгляд на мир роднятся межлу собой, невзирая на внешние исторические разночтения.

Особенно остро этот момент ощущается в истории раннего ислама, в годы, последовавшие за установлением власти Омейядов. Рассматривая эпизод мученической гибели Имама Хусейна, да будет мир с ним, при Кербеле, мы наблюдаем всё тот же высочайший пример самопожертвования во имя людей. Все мусульмане мира — и сунниты, и шииты — едины в отношении правоты нашего господина Хусейна, однако, шиитская традиция делает более глубокий акцент на духовной подоплёке события.

Действительно, Имам Хусейн и его сторонники являли собой Партию Истины, выступавшую против узурпатора — Язида, как нарушителя сунны Посланника Аллаха, да благословит Аллах его и его род. Однако шиитская традиция идёт дальше в своей трактовке и говорит нам о том, что дело — не только в тирании (зульм), проявленной проклятым Язидом, а прежде всего — в миссии нашего господина Хусейна, который был назначенным Всевышним через Его Посланника Имамом для людей. Обратим внимание: Имамом для всех людей земли, ибо Истина — одна, и её высший пример, воплощённый в безгрешной личности — также является бесспорным для всех, кто ищет правды с чистой душою.

Имам, назначенный Всевышним — это не просто безгрешный человек. Степень безгрешия (исмат), в конечном итоге, может быть достигнута праведным образом жизни. Она так и называется: «аль-исмат аль-муктасаба» («приобретённое безгрешие») в противовес «аль-исмат ат-таквинийа» («врождённому безгрешию», которым как раз и обладали Пророки Аллаха и Его Имамы, да будет мир над ними всеми). Дело в том, что роль Имама — в явлении высочайшего примера служения Господу, поэтому Имам не может быть пассивным. Борьба Имама Хусейна не была просто политической борьбой за власть. В стратегическом отношении, при столь малочисленных сторонниках, эта борьба была обречена на поражение. Таким образом, неразумно предполагать, что целью выступления Имама было достижение власти. Напротив, за день до трагедии десятого Мухаррама, отмечаемой как Ашура, в день Тасуа (девятое Мухаррама) Имам собрал вокруг себя своих ближайших сподвижников и открыто объявил о том, что назавтра они примут мученическую смерть. Исход сражения был заранее предрешён, поэтому Имам разрешил всем, кто не чувствует в себе готовности надеть мученический венец, покинуть поле боя. Характерно, что в ответ на эти слова его двенадцатилетний племянник Касим, да будет доволен им Аллах, ответил, что такая «смерть для него — слаще меда».

То есть сражение при Кербеле, хотя и являлось противостоянием Партии Зла, не было в прямом смысле борьбой за власть — оно являлось местом демонстрации Высших Примеров — Высочайшего Зла и Высочайшего Добра. Ибо что как не Высшее Зло есть поднятие нечестивой руки на плоть от плоти Пророка ислама и пролитие крови от крови его? И что как не Высочайшее Добро есть мученичество Имама, который жизнью своей заплатил за то, чтобы все последующие поколения, вдохновлённые его примером, ни при каких обстоятельствах не отступали от принципов справедливости?

Партия Зла есть партия шайтана, Иблиса. Она воплощает полную противоположность нашим идеалам. Поэтому сатана требует человеческих жертвоприношений. Поэтому Иблис жаждет пролития крови из самого благородного рода — семейства Пророка, на безгрешности которого держится всё мироздание.

Партия Добра есть Партия Аллаха. И каждый, кто причисляет себя к этой партии, готов скорее пожертвовать собственной жизнью, нежели пролить невинную кровь. Символически подтверждая свой отказ от человеческой жертвы и окормляя неимущих в День жертвоприношения, мы причисляем себя к Партии Аллаха. Мы, называющие себя шиитами, символически причисляем себя к сподвижникам Имама Хусейна и всех наших Имамов. Поэтому светлый праздник Курбан-байрам есть символическое выражение сокровенной сути шиитского учения.

Поделиться
Отправить
Класснуть
Плюсануть

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up