Новое

Признание аббасидского халифа Мансура ад-Даваники: «Я входил в доверие к людям, притворяясь, что люблю Али ибн Абу Талиба…»

Комментарии

Халифы династии Аббасидов — такие же узурпаторы прав Имамов из Дома Пророка, их гонители и убийцы, как и Омейяды. Но между ними есть существенное отличие: если при Муавии ибн Абу Суфьяне Имама Али семьдесят лет проклинали с минбаров мечетей, то правители из числа потомков Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба не просто признавались в любви к Повелителю верующих, но даже передавали хадисы о его достоинствах! Одним из таких лицемеров был Абу Джафар Абд-Аллах ибн Мухаммад аль-Мансур ад-Даваники (714—775 гг.), стоявший у истоков аббасидской государственности. Мы перевели большое предание из книги Мухаммада Табари «Башарат аль-Мустафа», в котором тиран Мансур открыто признаёт своё лицемерие, рассказывая историю о том, как однажды, будучи бедняком, он ходил по мечетям и рассказывал их шейхам удивительные хадисы о достоинствах Али ибн Абу Талиба, которые они никогда не слышали, за что получал еду, одежду, деньги и другие блага. Таким образом, он выжил благодаря славе Имамов Ахль аль-Бейт, что, однако, не помешало ему впоследствии убить одного из них — Имама Садыка.

Я (Мухаммад ибн Абу Касим ат-Табари) нашёл хадис, записанный рукой моего отца, знающего учёного Абу Касима ат-Табари, передавшего его от Абу Мухаммада Абд-Аллаха ибн Удайя, от Абу Якуба ас-Суфи, от Ибн Абд ар-Рахмана аль-Ансари, от Амаша Сулеймана, который сказал: «Однажды Мансур ад-Даваники послал за мной среди ночи. Я подумал, что единственной причиной, по которой он захотел видеть меня в такое время, было [желание] расспросить меня о достоинствах Али ибн Абу Талиба, да будет мир с ним, [чтобы, услышав о них, найти повод для] моего убийства. Поэтому я составил завещание, обернулся в саван и отправился к нему. Зайдя [к нему], я поприветствовал его. Мансур ответил [на моё приветствие] и спросил: „Что это за запах [бальзамирования], о Сулейман?”. Я ответил: „Когда пришёл посыльный и доложил, что ты хочешь меня видеть, я подумал про себя, что единственной причиной, по которой ты пожелал встречи со мной, может быть [лишь твоё желание] расспросить меня о достоинствах Али ибн Абу Талиба; а если я расскажу о его достоинствах, то ты убьёшь меня…“. Мансур сел и сказал: „Нет силы и мощи, кроме как у Аллаха“. Затем он спросил меня: „О Сулейман, о скольких из его достоинств ты поведал?“. „О нескольких“, — ответил я. Тогда Мансур заявил: „Я расскажу тебе о двух его достоинствах, о которых ты, клянусь Аллахом, не слышал ранее!“.

И Мансур [начал свой] рассказ: „Я был в бегах, скрываясь от правительства сынов Марвана, и у меня не было ничего, кроме ветхой одежды, что была на мне. Я входил в доверие к людям, притворяясь, что люблю Али ибн Абу Талиба, и они кормили меня. Как-то вечером я прибыл в мечеть во время вечерней молитвы. Я подумал, что мне нужно зайти в неё, помолиться, а потом попросить что-нибудь у людей на ужин. После молитвы я увидел, как в мечеть зашли два мальчишки. Когда шейх мечети взглянул на них, то сказал: «Добро пожаловать вам обоим, и добро пожаловать тем двум людям, в честь которых вы были названы!». Я спросил какого-то [прихожанина] рядом с собой: «Какое отношение оба этих ребёнка имеют к шейху?». «Они — его внуки, — ответил тот. — И нет в этом городе ни одного [человека], который любил бы Али ибн Абу Талиба сильнее, чем он. Вот почему он нарёк своих внуков Хасаном и Хусейном».

Я подошёл к шейху и спросил: «Могу ли я рассказать хадис, который порадует тебя?». «Если ты обрадуешь меня своим хадисом, — я обрадую тебя вознаграждением», — ответил шейх.

Тогда я поведал [ему хадис, который был мне известен]: «Мой отец передал от моего деда, от Ибн Аббаса, который рассказал: „Мы сидели с Посланником Аллаха, когда вошла Фатима, да будет над ними обоими мир и благословение Аллаха. [На её глазах] были слёзы. Пророк спросил её: «Почему ты плачешь?». «О Посланник Аллаха, вчера Хасан и Хусейн исчезли, и мне неизвестно, где они провели ночь!» — ответила она. «О Фатима, не плачь! Они находятся под защитой Аллаха», — успокоил её отец, а потом воздел руки к небу и произнёс:

«О Аллах, защити их и даруй им безопасность, где бы они ни находились: в пустыне или на море!».

Тогда к Пророку явился Джабраил и объяснил:

«О Посланник Аллаха, не печалься! Хасан и Хусейн [находятся сейчас] на ферме сынов Наджара, и с ними — ангел, который охраняет их, подставив одно своё крыло под ними, как ковёр, а другое — над ними, дав им тень».

После этого Пророк и некоторые из его сподвижников направились к ферме сынов Наджара. Когда они пришли, то увидели Хасана и Хусейна, обнимающих друг друга, а также ангела, поместившего [одно] своё крыло под ними, а другое — над ними, обеспечив им тень. Посланник Аллаха подошёл к ним, обнял их и заплакал, после чего [подхватил их] и понёс Хасана на своём правом плече, а Хусейна — на левом.

Когда они покинули ферму, Абу Бакр предложил Пророку: «О Посланник Аллаха, позволь мне помочь тебе и понести одного из них!». «О Абу Бакр, я — лучший из людей [и самый достойный того], чтобы нести их, — ответил Пророк. — А они — лучшие [из людей после меня и самые достойные того], чтобы брать их на руки, а их отец даже лучше, чем они!».

Тогда свою помощь предложил Умар: «О Посланник Аллаха, позволь мне помочь тебе и понести одного из них!». И Пророк ответил [ему] так же, [как он ответил Абу Бакру], затем сказал Хасану и Хусейну:

«Клянусь Аллахом, я почитаю вас так же, как Аллах почтил вас на вершине Своего Трона!».

Когда они добрались до мечети, Пророк приказал Билялю собрать людей. Когда они собрались, он взошёл на минбар и изрёк: «О люди! Рассказать ли мне вам о тех, у кого лучшие дедушка и бабушка?». «Да, [расскажи], о Посланник Аллаха!» — попросили люди. Пророк сказал: «[Эти люди] — Хасан и Хусейн. Их дед — Посланник Аллаха, а бабушка — Хадиджа аль-Кубра, дочь Хувайлида, Госпожа женщин Рая. О люди! Рассказать ли мне вам о тех, у кого лучшие отец и мать?». «Да, [расскажи], о Посланник Аллаха!» — попросили люди. Пророк сказал: «[Это] — Хасан и Хусейн. Их отец — тот, кто любит Аллаха и Его Посланника, а Аллах и его Посланник любят его. Их мать — Фатима, дочь Посланника Аллаха и Госпожа женщин всех миров. О люди, рассказать ли мне вам о тех, у кого лучшие дядя и тётя по отцовской линии?». «Да, [расскажи], о Посланник Аллаха!» — попросили люди. Пророк сказал: «[Это] — Хасан и Хусейн. Их дядя  — Джафар ат-Тайяр, у которого в Раю два крыла, а их тётя — Умм аль-Хани, дочь Абу Талиба. О люди! Рассказать ли мне вам о тех, у кого лучшие дядя и тётя по материнской линии?». «Да, [расскажи], о Посланник Аллаха!» — попросили люди. Пророк сказал: «[Это] — Хасан и Хусейн. Их дядя — Касим, сын Посланника Аллаха, а тётя — Зайнаб, [приёмная] дочь Посланника Аллаха».

Затем Пророк окинул людей взглядом и произнёс: «О Аллах! Тебе ведомо, что Хасан будет в Раю, и Хусейн будет в Раю, и их дед будет в Раю, и их бабушка — в Раю, и их отец будет в Раю, и их мать будет в Раю, и их дядя по отцу — в Раю, и их тётя по отцу будет в Раю, и их дядя по матери — в Раю, и их тётя по матери будет в Раю, и те, кто любят Хасана и Хусейна, окажутся в Раю, а те, кто ненавидят их — [будут низвергнуты] в Ад»“».

[После того, как я рассказал этот хадис шейху мечети], он спросил меня: «Кто ты?». Я ответил: «[Человек] из Ирака». «Ты араб или из рабов?» — спросил он. «Я араб», — ответил я. «Ты рассказываешь такие [великолепные] хадисы людям и ничего [от них] не имеешь [взамен]?» — удивился он и вручил мне свою накидку и мула, которого я впоследствии продал за триста динаров. Шейх мечети поблагодарил меня [за услышанное предание] и сказал: «У меня есть [к тебе] просьба». Я спросил его что ему нужно, и он ответил: «У нас есть два брата: один — шейх другой мечети, а второй — муэдзин, и шейх любит Али ибн Абу Талиба с тех пор, как он родился, а муэдзин всегда ненавидел Али. Я хочу чтобы ты пошёл к шейху и рассказал ему хадис [о достоинствах Али ибн Абу Талиба]».

Я отправился к дому другого шейха. Когда я постучал в дверь, её открыл молодой мужчина, [который и был тем самым шейхом]. Увидев меня, он узнал накидку и мула, подаренные мне [первым встреченным мной] шейхом. Юноша сказал: «Я уверен, что шейх подарил тебе накидку и мула за то, что ты любишь Али ибн Абу Талиба, так поведай же мне хадис [о его достоинствах]!».

И я поведал [ему другой хадис, который был мне известен]: «Мой отец передал от моего деда, от Ибн Аббаса, который рассказал: „Мы сидели с Посланником Аллаха, когда вошла Фатима, да будет над ними обоими мир и благословение Аллаха. [На её глазах] были слёзы. Пророк спросил её: «Почему ты плачешь?». «Женщины из курайшитов упрекают меня и полагают, что ты выдал меня за бедного человека, у которого нет денег», — пожаловалась она. «Не плачь, о Фатима! — успокоил её отец. — Клянусь Аллахом, что я не выдавал тебя за него прежде, чем Аллах, не выдал тебя за него на вершине Своего Трона, и Джабраил с Микаилом были тому свидетелями. Воистину, Аллах посмотрел с вершины Своего Трона и избрал меня среди всех Своих творений и отправил меня Пророком [к людям]. Затем Он снова посмотрел — и избрал Али Своим наместником и моим преемником. И Али — самый храбрый, самый знающий и самый справедливый к своему народу и наилучший распределитель [Господних благ]. А Хасан с Хусейном — Господа юношей Рая, и Аллах почтил их и упомянул их в Торе Мусы под именами Шабир и Шабур.

О Фатима, не плачь! В Судный день Али будет воскрешён со мной, и ему будет оказан [такой же] почёт, как и мне. О Фатима! В Судный день я буду держать знамя восхваления, и люди соберутся под этим знаменем, которое я вручу Али из-за его почтения в „глазах“ Аллаха. О Фатима! Али поможет мне с ключами Рая. О Фатима! Али и его последователи — преуспевшие в Судный день»“».

Когда я завершил [рассказывать этот] хадис, юноша спросил меня: «Кто ты?». Я ответил: «[Человек] из Ирака». «Ты из рабов или араб?» — спросил он. «Я араб», — ответил я. И он дал мне тридцать одежд и десять тысяч дирхамов. Потом он сказал: «Ты порадовал меня, рассказав этот хадис, поэтому я хочу, что бы ты пришёл в нашу мечеть завтра и повидал моего брата, который ненавидит Али ибн Абу Талиба».

[На следующий день] я отправился в мечеть. Во время своей молитвы я увидел рядом с собой молодого человека. Когда он молился, с его головы упала чалма. Я посмотрел на неё: она была похожа на голову свиньи. [От увиденного] я даже не знал, как закончить свои молитвы. Когда он покидал [мечеть], я спросил его: «Почему у тебя такая голова?». «Ты, должно быть, друг моего брата…», — предположил он. Я ответил: «Да», и он взял меня к себе домой. [Оказавшись в своём жилище], он разрыдался, [а когда успокоился], рассказал: «Я был муэдзином и проклинал Али тысячу раз в день. Как-то раз я проклял его [за один день] десять тысяч раз. Когда я вернулся домой, то [уснул] и увидел во сне Пророка с его сподвижниками. Хасан был справа от него, а Хусейн — слева. Посланник Аллаха и его спутники сели, а Хасан с Хусейном остались стоять. В руке Хасана был стакан, а Хусейн [держал] кувшин с водой. Тогда Пророк сказал: „О Хасан, дай мне немного воды!“. Хасан поднял стакан и попросил своего брата: «О Хусейн, налей немного воды!». Хусейн налил в стакан воду и передал его Пророку. Посланник Аллаха испил из него и сказал: «Дайте воды моим спутникам». И они дали им воды. Затем Пророк попросил: „Дайте немного воды тому человеку, что спит там“. И Хасан с Хусейном заплакали. „Почему вы плачете?“ — спросил их Пророк. „Как мы можем дать воды человеку, который проклинает нашего отца тысячу раз в день, а сегодня проклял его аж десять тысяч раз!“ — ответили они. Тогда Посланник Аллаха поднялся, [будучи] очень рассерженным, подошёл ко мне и спросил [с возмущением]: „Ты проклинаешь Али, зная о его положении и близости ко мне?“, затем ударил меня и изрёк: „Иди прочь! Пусть Аллах изменит Своё творение!“. Я проснулся, и с тех пор моя голова имеет такой [уродливый] облик»“.

[После этих слов] Мансур спросил у меня: „Слышал ли ты когда-нибудь хадисы, подобные этим?“. Я ответил: „Нет“, а потом попросил: „О повелитель, позволь мне молвить слово?“. „Ты в безопасности, — сказал он. — Говори“. И я спросил: „Каково твоё мнение о тех, кто убил Хасана и Хусейна?“. „Они будут [гореть] в Аду“, — ответил Мансур. Тогда я спросил: „А каково твоё мнение о тех, кто убивает сыновей Хусейна?“. Мансур долго не отвечал, а потом заявил: „Халифату неведомы ни отцы, ни сыновья. Ты можешь идти и рассказывать столько хадисов о достоинствах Али, сколько тебе будет угодно!“».

«Башарат аль-Мустафа», глава 3, хадис 2, а также глава 4, хадис 80

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класснуть
Плюсануть


Комментарии приветствуются

Scroll Up