Новое

Проповедь Имама Али, произнесённая им в последний год его благословенной жизни

Комментарии

На этот раз мы в Shia.world хотим ознакомить вас с большим и очень важным переведённом нами отрывком из «Книги Сулейма ибн Кайса аль-Хиляли», представляющим собой хутбу Повелителя верующих Али ибн Абу Талиба, да будет мир с ним, в которой он отвечает на обвинения лицемера по имени Ашас ибн Кайс аль-Кинди. В ней его светлость сначала подверг порицанию всех тех, кто присягнул ему на верность, но не желал участвовать вместе с ним в священной войне против нечестивцев, а затем ответил на вопросы Ибн Кайса, самый важный из которых звучит следующим образом: если власть после смерти Пророка ислама, да благословит Аллах его и его род, должна была перейти к Имаму Али, а не к Абу Бакру, то почему он присягнул ему, а не выступил против него с мечом? Сулейм так описывает воздействие этой проповеди на тех, кто её услышал: «В тот день не осталось ни одного шиита Али, чей лик не воссиял бы и сердце не возрадовалось от его слов, когда Повелитель верующих разъяснил [присутствующим] истинное положение вещей, оставив предосторожность. И не осталось ни одного из чтецов, сомневающихся относительно минувших [правителей], оставляющих [обсуждение их грехов] и опасающихся отрекаться от них, считая это грехом, ибо все они прозрели, истина прояснилась для них, и оставили они сомнения и предосторожность. И отразилось это на лицах отказавшихся присягать ему ранее [до Абу Бакра, Умара и Усмана], и неприятна стала им его речь. Но затем прозрело большинство из них, и покинули их сомнения».

Абан ибн Абу Айяш передал от Сулейма ибн Кайса аль-Хиляли, который сказал: «Мы, а также группа сподвижников, находились возле Повелителя верующих, да будет мир с ним, когда к нему обратился один человек: „О Повелитель верующих, воодушеви людей!“. Повелитель верующих встал и сказал: „Поистине, я воодушевил вас, но вы не ответили, я давал вам советы, но вы не принимали их, я призывал вас, но вы меня не слушали! Вы отсутствуете, находясь [рядом со мной], вы мертвы, являясь живыми, вы не слышите меня, обладая слухом! Я увещеваю вас мудростью и проповедью убедительной, побуждаю к борьбе с нечестивцами, но не успею я закончить свою речь, как увижу вас отделившимися [от меня], состязающимися в стихотворстве, рассказывающими притчи и спрашивающими [друг у друга] цену фиников и молока! Да отсохнут ваши руки! Ненавистна вам [священная] война и приготовления к ней, нет в ваших сердцах её упоминания, но наполнены они лишь мирской суетой, заблуждениями и выдумками! Атакуйте [врага], пока он не атаковал вас, ибо, клянусь Аллахом, всякий народ, побеждённый в своём собственном доме, становится низким и презренным! Право же, не атакуете вы их, пока они не атакуют вас! Желаю я увидеть их и встретить Господа на истинной [религии] и с глубоким [убеждением], отдохнув от ваших проблем и вашего поведения! Вы подобны верблюдам, потерявшим своего пастуха: собранные в одном месте, расходящиеся [в разные стороны] в другом! Клянусь Аллахом, я словно вижу, как вы, когда разгорится пламя войны, и смерть воспылает, отделитесь от Али ибн Абу Талиба, как голова отделяется [от тела], и дитя [после родов] отделяется от матери!“.

Почему Повелитель верующих не поступил как Усман?

Ашас ибн Кайс аль-Кинди спросил: „Почему ты не поступил так, как поступил [Усман] Ибн Аффан?“. Али сказал: „О тот, о ком знает [адский] огонь! Видел ли ты, чтобы я [хоть в чём-то] поступал подобно ему? Прибегаю к Аллаху от зла твоих слов, о Ибн Кайс! Клянусь Аллахом, то, что делал Ибн Аффан — позорно даже для того, у кого нет религии и кому не ведома истина! Так как же мог я поступить подобно ему, ясным знанием от Господа обладая, Его доводом владея и на истине Его находясь? Клянусь Аллахом, велик грех и слабо сердце того, кто, возвысив врага своего, позволяет ему резать свою плоть, рвать кожу, ломать кости и проливать кровь! Будь таким, о Ибн Кайс!

Что же до меня, то я, клянусь Аллахом, подниму свой меч и атакую их так, что полетят головы, и будут отрублены [их] кисти и запястья, а затем Аллах определит то, что пожелает!

Горе тебе, Ибн Кайс! Подобает верующему любая смерть, кроме той, что он сам навлёк на себя! Кто, имея возможность спастись, позволяет себя убить, тот словно убил себя сам!

Горе тебе, Ибн Кайс! Поистине, эта община разделится на семьдесят три течения, [и] лишь одно [из них] окажется в Раю, а остальные — пребудут в Аду! Но наихудшим [течением] перед Аллахом, больше всего заслуживающим Его гнев и самым отдалённым от Него будет то, чьи люди говорят: «Не сражайтесь!», тогда как Всевышний Аллах велит в Своей Книге и сунне Своего Пророка сражаться против притеснителей и отступников!“.

Почему Повелитель верующих не выступил с мечом после событий Сакифы?

Ашас ибн Кайс разгневался и сказал: „Что помешало тебе, сын Абу Талиба, когда люди присягнули Абу Бакру, Умару, а затем Усману, сражаться с ними и обнажить против них меч? Ведь в каждой своей проповеди ты, прежде чем сойти с минбара, говоришь: «Клянусь Аллахом, я ближе к людям, чем они сами к себе, и был я угнетён с тех пор, как скончался Мухаммад, да благословит Аллах его и его род!»“.

Али сказал: „О Ибн Кайс, ты спросил, так услышь ответ! Не трусость остановила меня и не страх встречи с Господом, но не сделал я этого из-за приказа Посланника Аллаха и его завета со мной! Посланник Аллаха сообщил мне, как его община поступит со мной после его смерти. Не найдётся того, кому было бы известно об этом лучше меня, когда увидел я это воочию, и не было никого, кто был бы подобно мне убеждён в этом до того, как это произошло. Я спросил его: «О Посланник Аллаха, как ты велишь мне поступить, когда это произойдёт?». Посланник Аллаха сказал:

«Если ты найдёшь себе помощников, то борись [против угнетателей], а если не найдёшь, то воздержись и не проливай свою кровь, пока не найдёшь тех, кто окажет тебе поддержку в утверждении религии, Книги Аллаха и моей сунны!».

Он сообщил мне, что община покинет меня, присягнёт другому и последует за ним. Он поведал, что я по отношению к нему подобен Харуну по отношению к Мусе, а его община, [разделившись], уподобится тем, кто последовал за Харуном, и тем, кто последовал за тельцом. Муса сказал: «О Харун! Что помешало тебе, когда увидел ты, что сбились они [с пути истинного], последовать [примеру] моему? Неужели ослушался ты приказа моего?». Сказал [ему Харун]: «О сын матери моей! Не хватай за бороду мою и не [тяни за волосы на] голове моей! Поистине, я боялся, что скажешь ты: „Внёс ты раскол среди сынов Израилевых и не исполнил слова моего“» (20:92—94). Он также сказал: «Поистине, люди сочли слабым меня и были близки [к тому, чтобы] убить меня» (7:150).

Муса, оставляя Харуна наместником, велел ему, если собьются они с пути, сражаться с ними, если найдёт он себе помощников. Если же нет, то следовало ему воздержаться, не проливать крови своей и не создавать среди них разделения. И страшился я услышать подобное из уст моего брата Посланника Аллаха: «Почему ты разделил мою общину и не последовал моему завету не сражаться с ними, если не найдёшь сторонников, и не проливать свою кровь, кровь твоей семьи и твоих шиитов?».

Когда Посланник Аллаха скончался, люди последовали за Абу Бакром и присягнули ему, в то время, как я был занят омовением и захоронением тела Посланника Аллаха, а после — [собранием] Корана. Я поклялся, что не отвлекусь я ни на что, кроме молитвы, пока не соберу его в Книгу [единую], и я сделал это. Затем, взяв с собой Фатиму и сыновей своих Хасана и Хусейна, я обошёл дома всех участников битвы при Бадре, обладателей заслуг в прошлом из числа мухаджиров и ансаров, заклиная их Аллахом относительно моего права и призывая их оказать мне помощь! Никто не ответил на мой призыв, кроме четверых мужчин: Салмана, Абу Зарра, Микдада и Зубейра, и не осталось никого из моей семьи, с кем бы я мог выступить, и кто поддержал бы меня, ибо Хамза был убит в Ухуде, а Джафар — в Муте! Остались лишь двое низких, жалких и слабых — Аббас и Акыль, которые лишь недавно избавились от неверия! Люди вынудили меня [отбросить борьбу], и сказал я, подобно Харуну: «Поистине, люди сочли слабым меня и были близки [к тому, чтобы] убить меня» (7:150). В Харуне для меня — пример благой, а в завете Посланника Аллаха — довод сильный!“.

Ашас сказал: „То же случилось и с Усманом: он воззвал к людям о помощи, но не найдя себе сторонников, он опустил руки и был убит угнетённым!“.

Али сказал: „Горе тебе, Ибн Кайс! Даже когда люди сочли меня слабым и были готовы меня убить, если бы они сказали: «Что бы ни произошло, мы убьём тебя!», я бы воспротивился этому, даже если бы я не нашёл помощников! Но они сказали мне:

«Если ты присягнёшь, мы оставим тебя, проявим уважение к тебе, приблизим и окажем почтение, но если ты откажешься, мы убьём тебя!».

И не найдя себе помощников, я присягнул им, но присяга моя не означает признания наличия у них прав [на власть]!

Если бы Усман, когда воззвали к нему люди: «Откажись от власти!», сделал бы это, не убили бы они его, но отказался он, не стал сражаться против них, и убили они его! Клянусь, если бы он оставил власть, то стало бы это благом для него, поскольку он получил её, не имея на это права, приписывая себе то, чего у него не было. Он сам поспособствовал своему убийству!

Горе тебе, о Ибн Кайс! Был Усман одним из двух: либо призвал он мусульман помочь, но они отказали ему, либо же мусульмане желали ему помочь, но он отвратил их от этого. Но не было дозволено ему отвращать мусульман от помощи имаму ведомому и ведущему, [если бы он был таковым], что не привносил в религии новшеств и не покрывал нововведенцев! Горе ему, когда он воспрепятствовал им, и горе им, когда они подчинились ему! Либо же они не считали, что он достоин помощи из-за его несправедливости, нечестия и правления, противоречащего Корану и сунне!

С Усманом было более четырёх тысяч человек: его семья, друзья и соратники, и если бы пожелал он помешать своим убийцам, то сделал бы это! Так почему же он воспрепятствовал, не дав им помочь ему? Если бы в тот день, когда люди присягнули Абу Бакру, нашёл я сорок человек, что подчинились бы мне, непременно, я стал бы сражаться против них! Когда же присягнули люди Умару и Усману, не стал бы я это делать, поскольку присягнул я им тоже, и я не из тех людей, что нарушают присягу!

Повелитель верующих в войнах

Горе тебе, Ибн Кайс! Как я поступил, когда был убит Усман, и нашёл я сторонников? Видел ли ты, чтобы я бездействовал, откладывал решение, боялся или был недостаточно исполнителен в Басре? Прокляты те, что находились вокруг верблюда [Аиши бинт Абу Бакр], и были убиты возле него, прокляты те, что вернулись оттуда, не покаявшись и не попросив прощения [у Аллаха], ибо убили они моих сторонников, нарушили присягу, данную мне, истязали моего губернатора, несправедливо выступили против меня! Пришёл я к ним с двенадцатью тысячами воинов, а их было больше, но Аллах даровал нам победу над ними, уничтожив их нашими руками и исцелив сердца верующих людей!

А что ты скажешь, Ибн Кайс, о Сиффине, где нашими руками Аллах уничтожил и отправил в Ад пятьдесят тысяч [нечестивцев]? Что ты скажешь о Нахраване, где встретился я с отступниками, которые когда-то твёрдо следовали религии, но сбились они [с истинного пути] и полагали, что вершат благое? В тот день нашими руками Аллах убил их и отправил в Ад, не оставив в живых и десятерых, тогда как не было убито даже десятерых из числа верующих!

Горе тебе, Ибн Кайс! Видел ли ты, чтобы со знаменем я убегал [от врага]? Меня ты упрекаешь в этом? Тогда как я сопровождал Посланника Аллаха во всех его сражениях, во всех трудных ситуациях я выступал первым; не убегал я ни разу и не показывал я слабость, не покидал [Пророка] и не показывал врагу свою спину, ибо не пристало Пророку или [его] преемнику, когда одели они доспехи и выступили против врага, возвращаться и убегать, но должно им стоять до конца, пока не будут они убиты или Аллах не дарует им победу!

О Ибн Кайс, клянусь Аллахом, если бы нашёл я в день, когда люди присягнули Абу Бакру, сорок человек, подобных тем четырём, [что откликнулись на призыв], не опустил бы я руки и оказал бы сопротивление, но не нашёл я даже и пятерых, так что я воздержался от борьбы!“.

Ашас спросил: „Кто эти четверо, о Повелитель верующих?“. Али сказал: „Салман, Абу Зарр, Микдад и Зубейр до того, как он нарушил свою присягу мне. Он присягал мне дважды: первый раз — в день присяги Абу Бакру, когда пришли ко мне сорок мужчин из числа мухаджиров и ансаров, среди которых был Зубейр, и присягнули мне. Я велел прийти им утром к моему дому с побритыми головами и вооружёнными, но никто не сделал этого, кроме четверых: Салмана, Абу Зарра, Микдада и Зубейра. Второй раз — когда он и его товарищ Тальха пришли ко мне после убийства Усмана и присягнули добровольно, не [будучи к этому] принуждёнными. Но затем они отошли от своей религии, нарушив [данную мне присягу], возгордившись, гиблое дело задумавши, но Аллах отправил их в Ад!

Что касается Салмана, Абу Зарра и Микдада, то они крепко стояли на религии Мухаммада и пути Ибрахима, и отошли к Аллаху на этом убеждении, да помилует Он их!

О Ибн Кайс, клянусь Аллахом, если бы эти сорок мужчин исполнили то, что я им сказал: побрили свои головы и пришли бы ко мне утром до того, как легла на мои плечи присяга Атику (Абу Бакру), то я бы выступил против него и отправил бы [его] на суд Всевышнего Аллаха, и так же я бы поступил с Усманом, которому Ибн Ауф передал власть с условием, что перед смертью он отдаст её ему! Но после присяги им нет у меня возможности для борьбы против них!“.

Сторонники (шииты) Али, его враги (насибиты) и люди, не знающие истины

Ашас сказал:

„Клянусь Аллахом, если всё так, как ты говоришь, то погибла община Мухаммада, кроме тебя и твоих шиитов!“.

Али ответил ему: „Клянусь Аллахом, Ибн Кайс, как я и говорил — истина со мной, и погибли лишь враждующие, нарушившие присягу, возгордившиеся, борющиеся [с ней]! Что касается тех, кто не приобщает Аллаху сотоварищей, признаёт Мухаммада, крепко стоит на исламе, не отступая от него, не притесняет нас, сомневается в том, кто [по праву] является наместником [Посланника Аллаха], не знает нашего права, но и не враждует с нами, те — мусульмане, не знающие истины, и следует им надеяться на милость Аллаха и опасаться [Его гнева] из-за своих грехов!“».

Абан передал слова Сулейма: «В тот день не осталось ни одного шиита Али, чей лик не воссиял бы и сердце не возрадовалось от его слов, когда Повелитель верующих разъяснил [присутствующим] истинное положение вещей, оставив предосторожность. И не осталось ни одного из чтецов, сомневающихся относительно минувших [правителей], оставляющих [обсуждение их грехов] и опасающихся отрекаться от них, считая это грехом, ибо все они прозрели, истина прояснилась для них, и оставили они сомнения и предосторожность. И отразилось это на лицах отказавшихся присягать ему ранее [до Абу Бакра, Умара и Усмана], и неприятна стала им его речь. Но затем прозрело большинство из них, и покинули их сомнения».

Сулейм также сказал: «Тот день был самым счастливым днём в моей жизни после того, как Повелитель верующих разъяснил для людей положение вещей и явил им истину, отбросив предосторожность! После этого дня шииты стали многочисленными, хотя до этого лишь малое число из его армии были ими, а остальные люди сражались за него, не зная о его положении перед Аллахом и Его Посланником. После того дня шииты стали самыми почтенными и могущественными людьми!

Мученическая смерть Повелителя верующих

Это произошло после битвы в Нахраване после того, как Повелитель верующих велел готовиться к войне с Муавией, но вскоре он был убит [со спины] Ибн Мульджамом, да проклянёт его Аллах, отравленным мечом! Да благословит Аллах и приветствует нашего господина Повелителя верующих!».

«Книга Сулейма ибн Кайса аль-Хиляли», хадис 12

Поделиться
Отправить
Класснуть
Плюсануть


Комментарии приветствуются

Scroll Up