Новое

Три хадиса, характеризующих правление Муавии ибн Абу Суфьяна

Комментарии

Муавия ибн Абу Суфьян как-то сказал: «Правил человек из рода Тейм (Абу Бакр), и был справедлив, и делал то, что делал. Но когда он умер, память о нём исчезла, разве что вспомнят его имя: Абу Бакр. А потом правил человек из рода Ади (Умар), и усердствовал, и так он провёл десять лет. Но когда он умер, память о нём умерла вместе с ним, разве что вспомнят его имя: Умар. Однако имя этого сына овцы (то есть Пророка Мухаммада, да благословит Аллах его и его род) каждый день выкрикивают по пять раз [в азане]: „Мухаммад — Посланник Аллаха!“. Так какое же из деяний останется? И какая память сохранится? Нет, клянусь Аллахом, я не успокоюсь, пока оно (имя Пророка) не будет похоронено!» («Ахбар аль-муваффакийат», т. 1, с. 219; «Шарх Нахдж аль-балага», т. 5, с. 130). И пусть вас не удивляют эти слова, поскольку «Муавия — охотничья собака женского рода (сучка), которая лаем созывает других собак, если они разбежались» («Лисан аль-араб», т. 15, с. 108). Мы перевели три хадиса из сборника «Аль-А’мали» шейха Муфида, описывающих некоторые из преступлений, которые творила эта омейядская собака, находясь на троне, а именно: коррупция, убийства младенцев и приказ проклинать Имама Али, да будет мир с ним.

1. Было передано от шейха Муфида, от Абу Убейдуллаха Мухаммада ибн Имрана аль-Марзбани, от Абу Абд-Аллаха Мухаммада ибн Ахмеда аль-Хакими, от Исмаила ибн Исхака аль-Казы, от Саида ибн Яхьи, от Мухаммада ибн Саида, от Абд аль-Малика ибн Умайра аль-Лахми, который сказал: «Однажды Джария ибн Кудама ас-Са’ди был подозван Муавией, и на его престоле находились Ахнаф ибн Кайс и Хаббаб аль-Маджаши, сидевшие рядом с ним. „Кто ты?“ — спросил Муавия. „Я Джария ибн Кудама“, — ответил он. (И он был из числа знати). „Возможно, это и так… — произнёс Муавия. — Но разве ты можешь быть кем-то, кроме [жалящей] пчелы?“. „Не делай этого, Муавия! — воскликнул Джария. — Ты сравнил меня с пчелой, [которая], клянусь Аллахом, больно жалит, но сладко плюёт, в то время как «Муавия» есть ни что иное, как «сука, воющая на других собак», а «Умайя» («Омейяды») есть ни что иное, как уменьшительное от слова «ама» («служанка»)!“. „Не делай этого!“ — воскликнул [в свою очередь] Муавия. „Я сделал то же, что сделал ты“, — заявил Джария. „Подойди ко мне поближе и присядь со мной на престоле“, — предложил Муавия. „Я вижу, как эти двое заняли твоё место, вытеснив тебя оттуда, и я не хотел бы присоединяться к ним…“ — заключил Джария. Тогда Муавия сказал: „Подойди поближе, чтобы я мог поделиться с тобой секретом…“. Джария подошёл к нему и Муавия признался: „О Джария! Я выкупил у этих двоих их доверие [ко мне]“. „Тогда подкупи и меня, о Муавия!“ — вскрикнул Джария. „[Только] не говори [об этом так] громко!“ — шепнул Муавия».

Муфид, «Аль-А’мали», глава 21, хадис 6

2. Было передано от шейха Муфида, от Абу Хасана Али ибн Мухаммада аль-Катиба, от Хасана ибн Абд аль-Карима аз-Зафарани, от Абу Исхака ибн Мухаммада ас-Сакафи, от Джафара ибн Мухаммада аль-Варрака, от Абд-Аллаха ибн аль-Азрака аш-Шайбани, от Абу аль-Джаххафа, от Муавии ибн Салабы, который сказал: «Когда Муавия укоренился в своём правлении, он послал Бусра ибн Артата в Хиджаз, чтобы тот преследовал шиитов Али ибн Абу Талиба, да будет мир с ним. В то время Меккой управлял Убейдуллах ибн Аббас. Буср послал за ним, но его не могли найти. Ему сообщили, что у Убейдуллаха есть два новорождённых сына, и он отправился к ним. Найдя младенцев, [он увидел], что их чёлки [сияли] подобно жемчугу. Он приказал убить их. Когда их мать узнала об этом, её [поразила такая сильная] печаль, что она едва не умерла [от горя], и в этот момент промолвила: „Ах! Кто слышал о моих дорогих сыночках, что были подобны двум вырванным из устриц жемчужинам? Ах! Кто знал о моих дорогих сыночках, что были моими ушами и глазами? Сегодня моё сердце вырвано [из груди]! До меня дошло, что [содеял] Буср, но мне не верится тому, что [они] думали [о нас из того, что я слышала] из их речей и возведённой [на нас] неправды… Острые клинки вонзились в горла моих малышей, и это, воистину, произвол и [зло] неуёмное! Кто проявлял любовь к двум замученным младенцам, что разлучились со своими родителями?“».

Передатчик добавил: «Однажды Убейдуллах ибн Аббас встретил Муавию, рядом с которым находился Бусра ибн Артата. „Узнаёшь ли ты этого старика, что убил двух младенцев?“ — спросил Муавия. „Да, я убил их! И что с того?“ — [надменно] воскликнул Буср. „Я так хотел бы, чтобы в моей [руке сейчас] оказался меч…“ — пожелал Убейдуллах. „Вот мой меч“, — [спокойно] произнёс детоубийца, указав на свой клинок. Муавия выбранил его и закричал: „Горе тебе! Что делает тебя глупцом, вопреки твоей старости? Ты доверяешь человеку, чьих сыновей ты убил? Разве ты не наслышан об отваге хашимитов? Клянусь Аллахом, если бы ты отдал его, он бы прикончил тебя первым, а я был бы следующим!“. „Напротив! — возразил Убейдуллах. — Клянусь Аллахом, я бы начал с тебя, [Муавия], а этот — был бы следующим!“».

Муфид, «Аль-А’мали», глава 36, хадис 4

3. Абу аль-Тайиб Хусейн ибн Мухаммад ат-Таммар рассказал этот хадис шейху Муфиду в великой мечети Мансура в месяц Мухаррам в 347-м году по хиджре, который в свою очередь был передан ему от Абу Бакра Мухаммада ибн аль-Касима аль-Анбари, от Ахмеда ибн Яхьи, от Ибн аль-Араби, от Хабиба ибн Башара, от его отца, от Али ибн Асима, от Аш-Ша’би, который сказал: «Когда Шаддад ибн ‘Аус был приглашён Муавией ибн Абу Суфьяном, тот выказал ему почтение, поприветствовал его и не стал упрекать за прошлые прегрешения, и [даже] пообещал его хорошо вознаградить. В один из дней он [снова] пригласил Шаддада на публичное собрание и потребовал:

„О Шаддад, встань перед людьми и произнеси [речь, оскорбляющую] Али [ибн Абу Талиба], да поноси его так, чтобы я увидел степень твоей любви ко мне!“.

„Я умоляю простить меня, — взмолился Шаддад, — ведь Али уже отправился к Своему Создателю и был вознаграждён за свои деяния, и тебе сейчас не нужно беспокоиться о нём, [ибо], благодаря твоему благородству, ты управляешь сейчас [всеми] делами, так что не стоит добиваться от людей [тех] вещей, которые не под стать твоему великодушию!“.

Муавия [был непреклонен] и сказал: „Тебе всё же следует встать и сказать [то, что я хочу от тебя услышать], иначе ты вызовешь у нас подозрение…“.

Тогда Ибн ‘Аус встал и изрёк: „Хвала Аллаху, Который сделал послушание Ему обязательным для Своих рабов и поместил Своё довольство среди людей богобоязненных, среди тех, кто ставит Его довольство выше довольства тех, кого Он создал. И на этом пути ушли [из жизни] предшественники, и по этому пути должны идти [их] последователи.

О люди! Мир будущий и День, в котором Всемогущий Владыка будет судить [Свои творения], поистине, — обещание правдивое! А этот мир — преходящий, где каждый благочестивый и нечестивый съедает свою долю. И тот, кто слышит и повинуется истине, [пусть] не боится быть осуждённым [Своим Господом], а тот же, кто слышит, но не внемлет [ей, пусть] не ждёт оправдания [в День суда].

Несомненно, Аллах желает Своим рабам [лишь] блага и даёт им праведных людей, дабы они руководили ими, и знающих учёных, дабы они судили между ними; и вкладывает [Он] богатство в руки [самых] щедрых среди них! А если [за грехи и неподчинение их] Он им желает зла, то велит глупцам править ими, невеждам — судить между ними, а богатство вкладывает в руки [самых] обманчивых и скупых среди них! И надлежит правителям окружать себя [лишь] праведниками.

О Муавия, тот, кто не угоден тебе за [следование] истине является для тебя хорошим советчиком, а тот, кто ищет твоё довольство путями, противоречащими истине, вводит тебя в заблуждение! Воистину, я дал тебе хороший совет, и чем бы я ни обмолвился, я не обману тебя, сказав обратное!“.

„Сядь, о Шаддад!“ — приказал Муавия. Шаддад сел. „Я приготовил для тебя достаточно богатств, которые сделали бы тебя самодостаточным, — заявил Муавия. — Не я ли среди тех щедрых, кого Аллах благословил изобилием, чтобы он [увеличил] благосостояние Его творений?“.

„Если богатство, которым ты владеешь, принадлежит [лишь] тебе, и ничего из него не принадлежит мусульманам, и если ты добывал и тратил его законными путями, после того, как накопил его, да так, что оно не было растрачено [впустую], то, да, несомненно!“ — заключил Шаддад, а затем продолжил: „Но если богатство, что есть у тебя, принадлежит тебе наряду с мусульманами, и ты лишил их доступа к нему, накапливая его с избытком, а затем растрачивая его чрезмерно, то [ведь] Всевышний Аллах сказал: «Поистине, расточители были [всегда] братьями дьяволов» (17:27)!“.

„Я полагаю, что ты сошёл с ума, о Шаддад!“ — оскорбился Муавия и велел [своим слугам]: „Дайте ему то, что мы выделили для него, чтобы он мог дойти до своих людей, пока окончательно не спятил!“.

„Кто-то другой, кроме меня, потерял рассудок со своими желаниями!“ — подытожил Шаддад и ушёл, так ничего и не взяв от Муавии».

Муфид, «Аль-А’мали», глава 11, хадис 7

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класснуть
Плюсануть


Комментарии приветствуются

Scroll Up