Умар ибн Хаттаб признаётся в том, что помешал Пророку открыто назвать имя его настоящего преемника — Али ибн Абу Талиба

Комментарии

Уже много было сказано о трагическом для ислама событии, именуемом «Бедствием четверга», когда Пророк Мухаммад, да благословит Аллах его и его род, невзирая на своё плохое физическое состояние, ставшее результатом болезни, велел принести ему письменные принадлежности, чтобы написать некое важное наставление, «следуя которому мусульмане никогда бы не заблудились». Этому помешал Умар ибн Хаттаб и прочие лицемеры, заявившие, что «Пророк бредит» и «достаточно нам Корана». Из многочисленных хадисов нам становится ясно, что Божий Посланник намеревался назначить Али ибн Абу Талиба, да будет мир с ним, своим преемником, и тогда становится понятным такое резкое нежелание со стороны некоторых, грезивших о власти, «сподвижников» подчиниться его приказу. Мы нашли и перевели любопытное предание, в котором узурпатор Умар открыто признаётся Ибн Аббасу в том, что он сознательно помешал Господину пророков составить тот важный для всей уммы документ, оправдывая это, в полном соответствии со своей шайтанской логикой, «заботой об исламе».

Ибн Аббас сказал: «Как-то раз я пришёл к Умару [ибн Хаттабу] в первую пору его правления. Ему принесли финики в корзине из пальмовых ветвей, и он предложил мне поесть. Я съел один финик, а Умар съел все остальные, затем он попил из сосуда, который стоял около него, опёрся на подлокотник и стал прославлять Аллаха. Затем он спросил: „Откуда ты пришёл, Абд-Аллах?“. Я сказал: „Из мечети“.

Он спросил: „Что делал сын твоего дяди, когда ты оставил его?“. Я подумал, что он говорит об Абд-Аллахе ибн Джафаре, и сказал: „Он играл со своими сверстниками“. Умар сказал: „Я говорю не о нём, а о вашем главе, Ахль аль-Бейт“. Я ответил: „Он черпал воду и читал Коран“.

Умар сказал: „О Абд-Аллах, осталось ли у него что-то относительно халифата?“. Я сказал: „Да“. Он спросил: „Он полагает, что Посланник Аллаха указал на него, [как на своего преемника и халифа]?“. Я ответил: „Да. Более того, я спросил у своего дяди Аббаса об этом, и он сказал: «Али говорит правду»“.

Умар сказал: „Посланник Аллаха говорил нечто о нём, но это не считается доводом и не лишает оправдания [нас за то, что мы сделали]. Посланник Аллаха какое-то время путался относительно него, а перед смертью, когда он болел, он хотел открыто назвать его имя, и я помешал ему, опасаясь и переживая за ислам. Клянусь Господом этого строения (Каабы), никогда бы курайшиты не приняли бы его единогласно! А если бы он стал правителем, то восстали бы арабы против него повсюду! Посланник Аллаха знал, что мне известно о том, что было в его душе, и он не стал [открыто называть имя Али]“».


Источники

Маджлиси, «Бихар аль-анвар», т. 38, с. 156; Хилли, «Кашф аль-йакын», с. 462; Ибн Абу Хадид, «Шарх Нахдж аль-балага», т. 12, с. 20

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класснуть
Плюсануть


Комментарии приветствуются

Scroll Up