Новое

Вступительное слово Назима Зейналова к первому богословскому переводу Священного Корана

Комментариев нет

Хвала Аллаху, ниспославшему Писание, дабы спасти человечество от заблуждений! Писание, в котором явное прекрасно, а скрытое — глубоко, в котором не иссякнут никогда чудеса и с помощью которого рассеивается всякая тьма. Слава Аллаху, явившему ясно изложенный Коран, дабы знали верующие о том, в чём пребывали в неведении, и утверждали истину Его после того, как препирались с Ним, дабы признавали Его после того, как отрицали.

«Изучайте Коран, ибо он — речь наипрекраснейшая, и размышляйте над ним, ибо он — цветение сердца, и исцеляйтесь светом его, ибо он — исцеление сердец, и отточите мастерство чтения его, ибо он — полезнейшее повествование» («Нахдж аль-балага», хутба 110).

Именем Аллаха, Всемилостивейшего, Милостивого!

Коран — это Священное Писание, ниспосланное Пророку Мухаммаду, да благословит Аллах его и его род, для того, чтобы вывести людей из мрака невежества к свету истины. Коран — это наставление Бога, в котором Он разъяснил нам, какие поступки пред Ним одобряемы, а какие — порицаемы. Пророк Мухаммад завершил цепь Божьих посланников и пророков и явил людям последнее Откровение, подтверждающее предыдущие Писания.

Священная книга мусульман представляет собой воплощение глубинной мудрости и вершину арабского слога и стиля, и именно поэтому не только в религиозной, но и в научной среде бытует мнение о том, что Коран, как Божье Слово, не может быть переведён на какой-либо язык без ущерба пониманию и восприятию текста.

В последние годы появилось много переводов Корана, и возникает вполне уместный вопрос: в чём принципиальное различие между ними. Среди имеющихся переводов следует особо отметить перевод Г. С. Саблукова, сделанный с арабского первоисточника (а не на основе западноевропейских переводов, как это практиковалось ранее), а также перевод академика И. Ю. Крачковского, ставший безусловно прогрессивным шагом на пути к более точной передаче аятов Корана. Прочие переводчики ставили перед собой иные задачи. Целью одних являлось пояснение смысла аятов и создание так называемых «смысловых переводов», другие же уделяли внимание передаче художественной стороны подлинника, таких его параметров, как ритм, рифма, употребление созвучий и т. п. Они добавляли в текст новые слова, не отмечая их как некоранические, и переводили тексты аятов в ущерб смыслу, более заботясь о красоте слога, нежели о точности донесения до читателя содержания аята.

Автор перевода, предлагаемого вниманию читателя, в течение 10 лет (обучаясь в Международном исламском университете «Аль-Мустафа», изучая различные исламские науки, занимаясь исследовательской деятельностью и переводами) отредактировал 12-томный тафсир «Свет Священного Корана», ныне полностью опубликованный издательством «Петербургское востоковедение», а также составил ряд книг: «Самоучитель по чтению Священного Корана», «Обучение совершению ритуальной молитвы» и «Сорок рассказов Священного Корана о семействе Пророка» . В процессе составления, перевода и редактирования этих и многих других исламских текстов автору было необходимо цитировать аяты Корана на русском языке; при этом обнаружилась потребность расширить раздел коранистики и предоставить верующим мусульманам более близкий к оригиналу перевод Корана.

Перед тем как приступить к работе, автор тщательно изучил труды предшественников, понимая, что при переводе Священного Писания следует учитывать опыт коллег и стараться не допускать имевшихся у них недочётов. Каждый перевод Корана — это очередной шаг на пути донесения до людей Слова Всевышнего, и при этом все переводы Корана различаются в методах их осуществления. Автор настоящего перевода, отдавая приоритет достижению максимальной близости к арабскому оригиналу, не ставил перед собой цель передать ритмический строй текста.

Когда речь идёт о Священном Писании, крайне важно обращаться лишь к самому точному дословному переводу, наиболее близкому к оригиналу. При этом в нём не должно быть «буквализма» — передачи семантических компонентов слов или фраз в ущерб смыслу, и потому одной из важнейших задач для автора данного перевода стало правильное донесение смысла аятов Корана. Важно заметить, что исключительно смысловой перевод на самом деле сужает восприятие аята до какого-то единичного образа и толкования, поэтому необходимо по возможности доносить до людей Слово Божье в таком виде, в каком оно ниспослано. Возможность многозначного интерпретирования аята, присутствующая в арабском тексте, непременно должна сохраняться и в переводе. Таким образом, данная работа — это первая попытка совместить дословный и смысловой переводы. При этом предпочтение отдаётся методу дословного перевода, а к смысловому автор прибегал в тех случаях, когда возникала вероятность неверного понимания и восприятия аятов.

Сторонники такого подхода малочисленны, и автор убеждён в том, что расхождения между подходами возникают именно в вопросе буквализма. На самом деле насущной является проблема буквального понимания Священного Писания, а не дословности его перевода. Человеку, переводящему сакральный текст, не следует навязывать читателю конкретный смысл, если определённый аят или же слово в нём — многозначны.

Всецело осознавая, что сделать абсолютно точный перевод Корана очень сложно, а порой и просто невозможно, автор всё же решил не искать себе в этом оправдания и, обращаясь к десяткам известных толкований Корана, приложил максимальные усилия для того, чтобы данным переводом наиболее точно и правильно передать смыслы аятов.

Коран — абсолютен с точки зрения как риторической, так и семасиологической. Каждая буква Корана, каждое его слово — это сакральный символ или код, несущие своего рода целостную смысловую нагрузку. Любую мысль можно донести с использованием абсолютно разных слов, но Всевышний сказал определённым образом, поэтому при передаче Его слов необходимо максимально близко придерживаться как значения их, так и формы.

Во многих исламских преданиях говорится о том, что каждая буква Корана имеет внутренний и внешний смысл. «Внешность» Корана — закон, а «внутренность» — знание. Законы мы должны извлекать из внеш-него смысла аятов Корана, а знание — это то сакральное, чем обладают не все люди.

Раскодирование сакрального смысла, согласно самому же Корану, доступно лишь для очищенных рабов Аллаха: «Прикасаются к нему лишь очищенные» (56:79), коими являются Пророк и его пресвятое семейство, о чьей непорочности говорится в другом аяте Корана: «Воистину, хочет Аллах отвести [всякую] скверну от вас, семьи дома [пророческого], и очистить вас [от грехов полным] очищением» (33:33). Эти святые личности оставили после себя многочисленные предания, комментирующие аяты Священного Корана, ссылаясь на которые, автор настоящего перевода приложил максимальные усилия для того, чтобы наиболее полно сохранить не только смысл, но и форму его передачи.

Особое внимание уделялось в данной работе переводу каждой частицы, предлога, словоформы. Причастия действительного и страдательного залога автор старался и в переводе сохранить в форме причастий, а не передавал их в форме глаголов, как это делали многие его предшественники с целью облегчения восприятия текста Корана. При этом автор жертвовал в подобных случаях стилистикой русского языка ради точной передачи Слов Всевышнего, что делает возможным понимание многих тонкостей Корана. Так, в 30-м аяте суры «Аль-Бакара» использована форма действительного причастия от глагола «джа’ала» (араб.; «делать», «устанавливать»). Некоторые переводчики использовали формы «установлю» или же «поставлю», тогда как в настоящем переводе читаем: «Я — Устанавливающий на Земле преемника». По мнению автора перевода, форма причастия в данном случае передаёт значение постоянства: «устанавливающий» — то есть совершающий это постоянно на протяжении веков. И эта теория согласуется с действительностью, поскольку, согласно хадисам, у Всевышнего с момента сотворения человека до Судного дня всегда были и будут преемники, которые по Его воле распространяют на земле истину.

В настоящем переводе сохранены времена глаголов (хотя иногда, чтобы обеспечить более точную передачу смысла, приходилось использовать глагольные формы другого времени), залоги, части речи. Часто используемое в Коране выражение «Лахум джаннатун таджри мин тахтиха аль-анхару халидина фиха абадан» с целью абсолютного соблюдения порядка всех слов и их форм переводится как: «Для них [уготованы] сады [райские]: текут под [кронами деревьев] их реки, [и будут они] пребывающими в них вечно».

Последовательность и порядок слов оставлялись, по возможности, теми же, что и в оригинале, и делалось это в основном с целью сохранения в предложениях смысловых ударений.

Для того чтобы избежать при переводе комичных и неверных ситуаций, возникающих в связи с различием в языковых и стилистических формулировках, а также с целью пояснения смысла аятов автор перевода прибегал к использованию круглых и квадратных скобок. В круглых скобках раскрывается смысл какого-либо слова или же явления и поясняется, о ком или о чём идёт речь. Квадратные же скобки использованы в связи с несоответствием языковых средств арабского и русского текстов. В процессе перевода автор сталкивался с архаическими формулировками арабского языка и недостаточной стилистической гибкостью русского и был вынужден для лучшего восприятия аята вводить в текст слова, отсутствующие в оригинале. Кроме того, в квадратных скобках содержатся некоторые элементы тафсира, помогающие читателю глубже познать смысл слов Всевышнего.

Автор перевода старался избегать неологизмов и использовал архаизированную лексику, а также некоторые синтаксические приёмы: повторение союза «и» в начале предложения, инверсию (например, постановку определения после определяемого) и т. п.

Особое внимание уделялось также этимологии и семантике обоих языков. Так, например, глагол «такаввала» переведён как «наговаривать» (сохранился присутствующий и в арабском слове корень «говор» — «кавл»), глагол «иджтанаба» — как «сторониться» (арабский корень «джанб» — «сторона»), глагол «йусирруна» — как «утаивают» (арабский корень «сирр» — «тайна») и т. д. По мере возможности автор старался сохранить эти корни даже в производных формах слова. В переводе могли быть даны какие-либо синонимы слов, однако для автора было важно сохранить именно корень, даже если слово в предложении употреблялось дважды. Несомненно, любой язык, на который осуществляется перевод, способен скрасить текст оригинала, однако это не является целью данного перевода. Тавтология — это не то, чего боялся автор — напротив, важнее было помочь читателю прочувствовать арабскую стилистику, читая текст на русском языке. Автор поставил перед собой задачу воспроизвести памятник в том виде, в каком он предстал первым его слушателям.

Особый, своеобразный язык Корана наполнен нехарактерными для самого арабского языка конструкциями. Слог и стилистика Корана всегда отличались от языка, используемого арабами, именно поэтому автор перевода старался сделать так, чтобы читатель почувствовал то же, что чувствует араб при чтении Священного Писания на арабском. Данный перевод даёт возможность увидеть красоту и эмоциональность коранической речи, тем самым позволяя глубже постичь содержание Корана.

Уже на первых страницах текста читатель столкнётся с непривычным переводом известной коранической формулы «бисмиллахи-р-рахмани-р-рахим». Вместо более знакомого для всех выражения «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного» автор предлагает формулу «Именем Аллаха, Всемилостивейшего, Милостивого». Дело в том, что, вопервых, в самом арабском языке употреблены два однокоренных слова в разных словообразовательных формах: «рахман» и «рахим». Первое означает «милость» в широком смысле слова, а второе — в более узком. Всевышний в этом мире является Всемилостивейшим ко всем, а в Ином мире Его милость касается исключительно праведных. Именно об этом говорят некоторые исламские предания, описывающие различные атрибуты Аллаха. Во-вторых, некорректно Аллаху как непохожей на Свои творения сущности приписывать сердце. Исходя из этимологии слова, «милосердие» является качеством творения, а не Создателя.

При переводе имён Аллаха особое внимание уделялось подбору необходимых слов, описывающих Божественные атрибуты так, чтобы не было соответствия с качествами Его творений. Поэтому такое арабское слово, как «халим», не может быть переведено как «кроткий», когда речь идёт о Боге. Наиболее правильным переводом для него послужило слово «снисходительный».

Для облегчения понимания текстов сур, а также для информирования читателя об исторических событиях и личностях, упомянутых в Коране, автор перевода подготовил комментарии со ссылками на хадисы и предания от Пророка и членов его семьи, да будет над ними всеми мир и благословение Аллаха. Помимо этого, в комментариях приведены хадисы о достоинствах чтения каждой суры, об обстоятельствах ниспослания аятов, а также даны некоторые подтверждения коранических фактов из Ветхого и Нового Заветов.

Помимо многочисленных сборников хадисов и исламских преданий («Нахдж аль-балага» ар-Ради, «Аль-Кафи» Кулейни, «Ас-Сафи» Кашани, «Сафинат аль-бихар» Кумми, «Бихар аль-анвар» Маджлиси и т. д.), при переводе и толковании аятов автор обращался к толковым словарям и тафсирам различных авторитетных мусульманских богословов, таким как «Маджма’ аль-байан» Табарси, «Аль-Мизан» Табатабаи, «Аль-Муфрадат фи гариб аль-Кур’ан» Исфахани, «Аль-Бурхан» Бахрани, «Нур ас-сакалейн» Хувайзи, «Нур аль-Кур’ан» Факиха Имани и т. д.

Передать все тонкости Корана достаточно сложно, поэтому данный перевод должен совершенствоваться и оставаться «живым», ведь (в силу некоторых лингвистических и стилистических особенностей русского языка) не всегда удавалось придерживаться представленного выше строгого принципа создания наиболее близкого к оригиналу перевода Корана. С этой целью открыт специальный сайт qurancenter.ru, на котором читатели смогут оставлять отзывы и замечания, писать комментарии и предложения, а также предлагать вопросы для последующего обсуждения с целью улучшения перевода при его переиздании.

В планы автора входит составление учебника по обучению кораническому арабскому, в основу которого будет положен данный перевод. Благодаря этому учебнику желающие смогут научиться понимать Коран, читая его на арабском языке.

Автор выражает искреннюю благодарность всем, кто оказывал моральную поддержку и помогал в написании этого труда, в особенности своему учителю и наставнику — аятолле Али аль-Курани — за содействие в работе и бесценные советы, а также Фонду исследований исламской культуры за поддержку работы на подготовительном этапе редактуры.

Поделиться
Отправить
Класснуть
Плюсануть

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up