Вся правда об алкоголизме Умара ибн Хаттаба со слов суннитских учёных

Комментарии

Среди последователей Посланника Аллаха, да благословит Аллах его и его род, а также пречистых Имамов из его рода, мир им, нет разногласий в том, что все виды опьяняющих напитков запрещены к употреблению. Кроме этого, шииты, опираясь на слова Ахль аль-Бейт, убеждены, что запрет опьяняющих напитков был введён в Исламе не постепенно, как считают противники Ахль аль-Бейт, но с самого начала был абсолютным, и более того — опьяняющие напитки были запрещены в шариате всех предыдущих пророков. С другой стороны, противники Ахль аль-Бейт считают, что запрет вводился постепенно, но даже им нужно очень сильно постараться, чтобы оправдать одного из главных символов своего учения — Умара ибн Хаттаба.

Возможно, читатель из их числа удивится, какая связь между Умаром и употреблением опьяняющих напитков. Ведь с самого детства им внушают, что Умар был одним из самых благочестивых сподвижников и одним из самых близких людей к Посланнику Аллаха. Проблема в данном вопросе, как и во многих других, заключается в том, что они не читают свои же книги, которые свидетельствуют, что Умар был большим любителем опьяняющих напитков как до запрета, так и после него. Отметим, что, говоря «до запрета» мы имеем ввиду их позицию по этому вопросу, ибо, как уже было сказано, мы считаем, что запрет был введён сразу.

Аль-Куртуби пишет: «Запрет [употребления] вина был ниспослан в 3-м году после сражения Ухуд. Запрет вина вводился постепенно, потому что люди очень любили его. Первое, что было ниспослано о нём: „Спрашивают они тебя о вине и азартных играх. Скажи: «В них обоих грех великий и польза для людей, но греха в них больше, чем пользы»“ (2:219). То есть [польза] — в торговле им. Когда был ниспослан этот аят некоторые люди перестали употреблять вино, сказав: „Мы не нуждаемся в нём, тогда как в нём есть великий грех“, а другие продолжили, сказав: „Мы извлечём из него пользу и оставим греховное“. Затем был ниспослан аят: „О те, которые уверовали! Не приближайтесь к молитве [обрядовой], в то время как вы пьяны, пока не осознаете то, что говорите“ (4:43). Некоторые люди перестали пить вино, сказав: „Нет нам нужды в том, что отвлекает нас от молитвы“, а другие продолжили его пить в другое время, от времени совершения молитвы. И так было, пока не был ниспослан аят: „Воистину, хочет дьявол вызвать между вами вражду и ненависть опьяняющими [напитками] и азартными играми и [хочет] отвратить вас от поминания Аллаха и от молитвы [обрядовой]. Разве ж вы [станете] воздерживающимися?“ (5:91). И стало вино запретным для них».

Аль-Куртуби, «Тафсир», т. 4, с. 2283

Ас-Суюти передал от Ибн Джарира, Саида ибн Джубейра, который сказал: «Когда было ниспослано: „В них обоих грех великий и польза для людей, но греха в них больше, чем пользы“ (2:219), некоторые люди отстранились от него из-за слов Всевышнего, что в нём — великий грех. Другая часть людей продолжала пить вино из-за слов Всевышнего, что в нём есть польза. Когда был ниспослан аят: „О те, которые уверовали! Не приближайтесь к молитве [обрядовой], в то время как вы пьяны, пока не осознаете то, что говорите“ (4:43), люди стали оставлять распитие вина перед молитвой, но пили его в другое время. Когда же был ниспослан аят: „Воистину, хочет дьявол вызвать между вами вражду и ненависть опьяняющими [напитками] и азартными играми и [хочет] отвратить вас от поминания Аллаха и от молитвы [обрядовой]. Разве ж вы [станете] воздерживающимися?“ (5:91), Умар сказал: «Сегодня — твоя погибель! Ты было связано с азартными играми!»

«Дурр аль-мансур», т. 2, с. 317

Итак, два крупнейших учёных из числа противников Ахль аль-Бейт говорят, что после ниспослания аята «Воистину, хочет дьявол вызвать между вами вражду и ненависть опьяняющими [напитками] и азартными играми и [хочет] отвратить вас от поминания Аллаха и от молитвы [обрядовой]. Разве ж вы [станете] воздерживающимися?» (5:91) суры «Аль-Маида» («Трапеза») употребление вина стало запретным. Сура «Аль-Маида» была последней, ниспосланной Посланнику Аллаха сурой. Ибн Касир передал от Ат-Тирмизи и Аль-Хакима, от Абд-Аллаха ибн Амру ибн аль-Аса, который сказал: «Последняя сура, которая была ниспослана — сура „Аль-Маида“ и сура „Аль-Фатх“ („Победа“)». Он также передал от Джубейра ибн Нуфейра, который сказал: «Я совершал хадж и пришёл к Аише и она сказала: „О Джубейр, ты читаешь суру «Аль-маида»?“ Я сказал: „Да“. Она сказала: „Она является последней из ниспосланных сур“» (Ибн Касир, «Тафсир», т. 2, с. 33). Аль-Хаким засвидетельствовал, что это предание достоверное и соответствующее требованиям двух шейхов (Аль-Бухари и Аль-Муслима).

Интересным фактом является то, что этот аят суры «Аль-Маида» был ниспослан в качестве порицания Умара ибн Хаттаба, который за два месяца до мученической смерти Посланника Аллаха напился, прочитал стих, воспевающий многобожников, погибших при Бадре, за что Пророк разгневался на него и ударил его.

Шихаб ад-Дин пишет: «Всевышний Аллах ниспослал о вине три аята. Первый: „В них обоих грех великий и польза для людей, но греха в них больше, чем пользы“ (2:219). И среди мусульман были те, кто прекратил пить и те, кто продолжил. Но однажды один человек напился и стал говорить неверные слова в молитве, и тогда был ниспослан аят: „О те, которые уверовали! Не приближайтесь к молитве [обрядовой], в то время как вы пьяны, пока не осознаете то, что говорите“ (4:43). И некоторые продолжили пить вино, а некоторые прекратили. Однажды Умар, да будет доволен им Аллах (слова автора книги), напился и разбил голову Абд ар-Рахмана ибн Ауфа [костью] челюсти верблюда. Затем он сел и стал оплакивать убитых [многобожников] при Бадре, зачитывая стих Асвада ибн Яфура:

„Сгинули в колодце, колодце Бадра, богатыри из знатных арабов. Обещает мне сын овцы, что мы оживём, но как оживут те, что истлели? Не способен отвести от меня Он погибель, но оживит, когда сгниют мои кости? Есть ли тот, кто донесёт Милостивому, что я оставил месяц поста? Скажи Аллаху — Он запретил мою еду, скажи Аллаху — Он запретил моё питьё!“

Весть об этом дошла до Посланника Аллаха. Он пришёл разгневанным и ударил Умара тем, что было у него в руке. Умар сказал: „Я прибегаю к Аллаху от Его гнева и гнева Его посланника!“ И Всевышний Аллах ниспослал: „Воистину, хочет дьявол вызвать между вами вражду и ненависть опьяняющими [напитками] и азартными играми и [хочет] отвратить вас от поминания Аллаха и от молитвы [обрядовой]. Разве ж вы [станете] воздерживающимися?“ (5:91). Тогда Умар сказал: „Мы прекратили! Мы прекратили!“»

«Аль-Мустатраф», т. 2, с. 292

Это предание есть так же в книге Аз-Замахшари «Раби аль-абрар».

Когда ниспосылались предыдущие аяты, Умар всячески старался уклониться от принятия их, как минимум, порицающего значения в адрес вина. Аль-Хаким передал от Абу Мейсары: «Когда был ниспослан аят о запрете вина, Умар сказал: „О Аллах, разъясни нам о вине должным образом!“ И когда был ниспослан аят суры „Аль-Бакара“ („Корова“), Умару зачитали его, и он сказал: „О Аллах, разъясни нам о вине должным образом!“ Затем был ниспослан аят суры „Аль-Маида“. Умару зачитали его, и когда дошли до места: „Разве ж вы [станете] воздерживающимися“, Умар сказал: „Мы прекратили! Мы прекратили!“»

«Мустадрак», т. 2, с. 278

Предание с подобным содержанием передали также Ат-Тирмизи в 4-м томе «Сунана» на странице 319, Аль-Бейхаки в 4-м томе «Сунана» на странице 143, Ахмад в 1-м томе «Муснада» на странице 53.

Обратите внимание, что Абу Мейсара говорит: «Когда был ниспослан запрет вина». Это говорит о том, что мусульмане с самого начала поняли, что вино запретно, а не так, что оно сначала было нежелательно и только потом было запрещено. Кроме этого, как показывают предыдущие предания, многие мусульмане перестали пить вино до ниспослания аята суры «Аль-Маида», желая избежать греха, который в нём содержится, а также отбросить то, что отвлекает их от молитвы.

Данные предания говорят сразу о нескольких важных вещах. Первая заключается в том, что Умар продолжал пить вино незадолго до мученической смерти Посланника Аллаха, тогда как многие мусульмане давно оставили эту привычку: кто-то, считая, что в предыдущих аятах содержится запрет на употребление вина, а кто-то, отстраняясь от греха, содержащегося в вине, и от его, отвлекающих от молитвы, свойств. Это говорит о беспечности Умара и нежелании оставлять привычку джахилийской эпохи. И что более серьёзное — однажды, напившись, Умар явил своё неверие, воспев погибших при Бадре многобожников, использовав стих джахилийского поэта, вызвав тем самым гнев Посланника Аллаха.

Некоторые учёные из числа противников Ахль аль-Бейт также указывали на то, что первых аятов о вине достаточно для благочестивого мусульманина, чтобы перестать пить вино.

Аль-Джассас пишет: «Всевышний Аллах сказал: „Спрашивают они тебя о вине и азартных играх. Скажи: «В них обоих грех великий и польза для людей, но греха в них больше, чем пользы»“ (2:219). Этот аят подразумевает запрет вина, и если бы не было других о его запрете, то одного этого было бы достаточно. Это из-за слов Аллаха: «В них обоих грех великий», а любой грех — запрещён, согласно Его словам: „Скажи: «Воистину, запретил Господь мой [деяния] мерзостные, что проявились из них и что скрылись, и грех»“ (7:33)».

«Ахкам аль-Куран», т. 2, с. 4

Это поняли и многие мусульмане, которые перестали пить вино после ниспослания этого аята. Однако сторонники Умара до сих пор могут возразить, что, несмотря на то, что многие мусульмане перестали пить вино, это не говорит о его запрете, и что Умар совершал грех. Даже если принять такое восприятие данного вопроса, они не смогут оправдать Умара, который даже после ниспослания аята суры «Аль-Маида» не прекратил пить опьяняющий напиток под названием «набиз».

Часто сторонники Умара говорят, что набиз — это не опьяняющий напиток, однако это лишь жалкие попытки оправдать его.

Ибн Манзур пишет:

«Набиз — известный [напиток], множественное число — „анбиза“. Называется „набизом“, потому что приготавливающий его берёт финики или изюм и бросает (набаза) их в сосуд, заливает водой и ждёт, когда он [напиток] забродит и станет опьяняющим» («Лисан аль-араб», т. 3, с. 511).

Кроме этого, факты, связанные с поведением Умара при взаимодействии с этим напитком, говорят о том, что он был опьяняющим.

Муттаки аль-Хинди передал от Анаса, который сказал:

«Любимой едой Умара была похлёбка (суп), а любимым напитком — набиз» («Канз аль-уммаль», т. 2, с. 115).

Ат-Тахави передал от Хаммама ибн Хариса, который сказал:

«Умар находился в путешествии, и ему принесли набиз. Он поморщился и сказал: „Поистине, я люблю набиз из Ат-Таифа!“» («Шарх маани аль-асар», хадис 4258).

Своё пристрастие к набизу Умар также оправдывал тем, что он помогает переваривать мясо верблюда. Ад-Дарикутни передал от Амру ибн Маймуна, от Умара, который сказал:

«Поистине, я пью этот крепкий набиз, чтобы он расщеплял мясо верблюда в моём животе» («Сунан», т. 4, с. 259).

Ибн Хазм аль-Андалуси передал от Укбы ибн Фаркада, который сказал:

«Умару принесли набиз, и он сказал мне: „Выпей!“ Я считал это недозволенным, и Умар взял его у меня и сказал: „Я пью этот крепкий набиз, чтобы расщепить мясо верблюда в моём животе, чтобы оно не причинило мне вред“» («Аль-мухалля би-ль-асар», т. 7, с. 487).

Ибн Абу Шейба передал от Муджахида, от Умара, который сказал:

«У меня проблема с животом: я ем ячменную кашу, — она мне не помогает, я пью молоко, — оно мне не помогает, но когда я пью этот крепкий набиз, — он помогает моему животу» («Аль-Мусаннаф», т. 5, с. 488).

В приведённых преданиях мы видим также, что сам Умар признаётся, что пьёт именно крепкий набиз, то есть тот, который опьяняет. Чтобы не было сомнений в значении слова «крепкий» давайте рассмотрим следующие предания.

Ибн Абу Шейба передал от Хассана ибн Мухарика, который сказал:

«До меня дошло, что Умара ибн Хаттаба в поездке сопровождал человек, который постился. Когда он завершил пост (то есть поел или попил), он взял бурдюк Умара, в котором был набиз, выпил оттуда и опьянел. Умар наказал его за это плетьми, на что человек сказал ему: „Но я выпил из твоего бурдюка!“ Умар сказал: „Я наказал тебя не за то, что ты выпил, а за то, что опьянел!“» («Аль-Мусаннаф», т. 5, с. 502).

Аль-Бейхаки передал от Ибн Зу-Ляуа, который сказал:

«Один человек выпил из сосуда Умара и опьянел. Пришёл Умар, и человек сказал: „Я выпил из твоего сосуда!“ Умар сказал: „Я накажу тебя за то, что ты опьянел!“ И наказал его» («Сунан», т. 13, с. 23).

Ат-Тахави передал от Ибн Зу-Ляуа, который сказал:

«Умар наказал пьяного человека, и тогда человек сказал ему: „Я выпил то, что пьёшь ты!“ Умар ответил: „Даже если так!“» («Шарх маани аль-асар», т. 4, с. 218).

Посмотрите и сами сделайте вывод, какой набиз пил Умар, и насколько несправедливым человеком он был, наказывая человека, который выпил из его сосуда, аргументируя это тем, что наказывает за опьянение, а не за распитие. Тем более, что человек, по всей видимости, не знал, что в сосуде. В данном случае Умар поступает не в соответствии с тем, что ниспослано Аллахом, ибо в исламском законе запрещены опьяняющие напитки в любых количествах, а не только в тех, что опьяняют, и наказание применяется не только за опьянение, но и за распитие. Посланник Аллаха сказал:

«Что опьяняет в большом количестве, в малом — также запрещено» (Абу Давуд, «Сунан», т. 2, с. 129; Ахмад ибн Ханбаль, «Муснад», т. 6, с. 156).

Ат-Табари передал от Катады, который сказал:

«Запрет вина был введён с ниспосланием аята суры „Аль-Маида“. Это касается как малого, так и большого количества, того, что опьяняет, и что не опьяняет» (Ат-Табари, «Тафсир», т. 2, с. 104).

Таким образом, даже если предположить, что Умар не пьянел от набиза, он всё равно совершал грех до конца своих дней, употребляя то, что запрещено употреблять, согласно словам Посланника Аллаха. В деле придумывания законов, не соответствующих законам Всевышнего, Умар не ограничился наказанием за опьянение, а не за распитие. В вопросе употребления опьяняющих напитков он придумал ещё одно правило — если набиз стал очень крепким, то нужно разбавить его водой, а затем пить.

Ан-Насаи передал от Абу Рафи, от Умара, который сказал:

«Если опасаетесь крепости набиза, то разбавьте его водой» («Сунан», т. 6, с. 326).

Ат-Тахави передал от Абд ар-Рахмана ибн Усмана, который сказал:

«Я сопровождал Умара до Мекки, и один всадник из Сакифа вручил ему два сосуда с набизом. Умар выпил из одного, но не стал пить из другого, пока то, что было в нём, не стало крепким. Затем Умар выпил из него, обнаружил его крепость и сказал: „Разбавьте его водой“» («Шарх маани аль-асар», т. 4, с. 218).

Умар продолжал пить набиз вплоть до своей смерти.

Аль-Хатиб передал от Амру ибн Маймуна, который сказал:

«Я видел, как, когда был ранен Умар, ему принесли крепкий набиз, и он выпил его» («Таарих аль-Багдад», т. 6, с. 154).

Аль-Бейхаки пишет:

«Умара отнесли в его дом, к нему пришёл врач и спросил: „Какой твой самый любимый напиток?“ Умар ответил: „Набиз!“ Ему принесли набиз, Умар выпил его, и он стал вытекать из одной из его ран» («Сунан», т. 3, с. 113).

Посмотрите, этот человек вместо того, чтобы, как подобает благочестивому и богобоязненному мусульманину, совершать поклонение перед смертью, просить у Аллаха прощения, просит принести ему набиз, дабы в очередной раз перед смертью затуманить свой разум. Любой здравомыслящий читатель поймёт, что подобный человек не может быть уважаемым и почитаемым среди верующих людей. И это лишь один из множества пороков Умара ибн Хаттаба. О его жестокости и несправедливости мы уже писали здесь.

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класснуть
Плюсануть


Комментарии приветствуются

Scroll Up